Марина Кудимова (atomerd) wrote in intelligentsia1,
Марина Кудимова
atomerd
intelligentsia1

Лицензионное мышление

Эти размышления – разросшийся комментарий к посту http://eriklobakh.livejournal.com/ в сообществе.
Начнем с того, что термин «интеллигенция» придумал кипучий беллетрист П. Боборыкин (Д. Быков своего времени) в бесконечных диспутах конца XIX века. Разночинное сословие переставало топтать «рассохлые сапоги» (Мандельштам), мало-помалу выбиралось в элиту, приодевалось и приосанивалось. Новой элите всегда требуется новое понятийное сопровождение, термины и коды. Вот они – в ответ на вызов – и появились. В сословном обществе, каковым было русское общество до катастрофы 17-го года, такие самоназвания – не больше чем словесная игра, принимаемая или отвергаемая ее участниками. Очевидно, разночинцы испытывали довольно сильный комплекс неполноценности. Поэтому и потому, что русские – один из самых вербально ориентированных народов – игровой термин привился и внедрился. Никакой «интеллигенции» в нашем смысле не появилось ни у одного народа.
Таким образом, «интеллигенция» есть самоназвание некой группировки, на конкретный исторический момент составлявшей значительную социальную силу. Но самоназвание есть и признак маргинальности, невхождения в общемировой контекст, отсутствия родовых и ограничение лишь видовыми признаками: саами, ханты, многочисленные индейские племена. Любая экспансия – как военная, так и культурная – до предела локализует самоназвания или уничтожает его носителей. В Музее игрушки можно увидеть селькупского конька – единственное, что осталось от племени селькупов.
Идеологи русской катастрофы, низведя оставшихся разночинцев до «прослойки», оставили хождение термина, лишив его, как рубль или Церковь, «отделенную от государства», свободной конвертации. Это было нужно, чтобы канализировать раздражение раскультуренного большинства. Ильф и Петров как выразители новой идеологии, создав образ Вассисуалия Лоханкина, вколотили, казалось бы, последний гвоздь в гроб русской интеллигенции. Но, по мере зарождения новых элит, ошельмованный термин получил новую аттестацию. Реставрировался он, конечно же, не путем воскресения из мертвых, а в качестве одновременно астрального и материального зомби, этакого Страшилы Мудрого. Точно так же восстановили, например, погоны в армии или не сменили Юлианский календарь. Никакой конспирологии здесь нет. Большевики вообще были чрезвычайно непоследовательны, в отличие, скажем, от ультрарадикала Пол Пота. Понадобилось польстить обслуге, чтобы шибче обслуживала, – позволили ей называться интеллигенцией, то есть вывели в элиту. Уж Сталин-то никогда не забывал, с каким продуктом жизнедеятельности сравнил интеллигенцию Ленин. Почему заведомая «пятая колонна» всех режимов оказалась элитой единственного режима, который, остро нуждаясь в идеологическом аккомпанементе, открыто называл профессиональных аккомпаниаторов говном? А кто еще мог притязать на эту роль в отсутствии легального бизнеса, в условиях первращения даже фундаментальной науки в партийную вертушку? Конечно, борзописцы всех мастей. И спросить с них «по понятиям» можно было споконо, с расстановкой, не опасаясь реации в низах.
Поскольку зомби не способен восстать из праха самостоятельно, а подчиняется воле хозяина, это предопределило гипертрофированное развитие у новоявленной «интеллигенции» особенности, которую можно квалифицировать как лицензионное мышление. Ничего оскорбительного выявление такого свойства не подразумевает. Бывшие разночинцы оказались в ситуации, которой никакому врагу не пожелаешь. Лучше всего эту ситуацию символизирует образ лагерного Иван Иваныча, ботаника, чешущего блатарю пятки, одновременно «тиская» ему «рОман». Требовать, чтобы Иван Иваныч взбунтовался и кинулся на пахана с кулаками, бесчеловечно. Как правило, такие требования исходят от храбрецов, которые бесстрашно орудуют мухобойкой и смачно давят комара на собственной шее.
Харизматические лидеры неизбежно появляются в любой страте вместе с признаками самосознания. А вариант внезапного осознания своего положения вероятен и с закоренелыми зомби. Другой вопрос, что над любым хозяином есть другой хозяин – повыше сидящий, подальше смотрящий. Это раз. И второе: что следует из факта обретения самосознания? Развенчание мифа. А оно часто сопряжено с окончательным духовным умиранием. Всегда предпочтительнее создание нового мифа, вмазывание новой дозой, как любит говорить А. Мелихов, «воодушевляющего вранья». Конечно, наследниками Лоханкина был выбран второй вариант. Но миф – штука изначально авторская, его кто-то должен создать, а кто-то присвоить. Зомби разных призывов и разных хозяев, оказавшись «в одной корзине», никаким образом не могли договориться. К тому же неразбериха снова совпала с концом столетия, и пар ушел в свисток бесконечных дискуссий на фоне тектонических разломов породы.
Что, однако, означает «лицензионное мышление»? Какими бы иллюзиями наличия собственного мнения ни тешила себя «интеллигенция», ее вождей всегда назначают сверху. Кандидат на роль «совести нации» проходит соответствующий кастинг и обязан предъявить пастве лицензию, справку, удостоверение: такой-то растакой-то является великим русским писателем (ученым, политологом, публицистом). Но это далеко не все! Несмотря на прошлые гонения – а это необходимое условие – в абсолютном настоящем кандидат должен быть успешен, обласкан и отмечен не своей стаей, а верховными хозяевами, то есть властью. Так было и с Солженицыным, и с Лихачевым. Пострадал – получи компенсацию. Взял компенсацию, не отказался – получи лицензию. По отсутствию компенсационного пакета и, соответственно, лицензии, например, по-настоящему великий писатель Варлам Шаламов никогда не мог претендовать на роль вождя. Можно сказать, что Солж отказался от ордена Андрея Первозванного. Но чем он рисковал при Ельцине? Просто успел к тому времени понять, что регалии в развалившемся государстве превращаются в «бранзулетки». И что власть в стране установилась вполне номинальная, представляющая интересы безусловного меньшинства.
Этот вечный раскосяк с «верхами» и «низами» привел к тому, что ни один из харизматиков последнего 20-летия так и не стал абсолютным лидером. К тому же сыграла свою роковую роль неравность ни одного из претендентов самому себе, а в случае «равности» именно она предопределяла провал. Ведь по ложным представлениям нового мифа «поэт в России – больше чем поэт», ученый ни разу ничего не открыл, публицист последнюю статью написал 10 лет назад – и она все еще широко обсуждается. Власть, несмотря на ее полное наплевательство на общественное мнение, все же не решилась выдавать лицензии без своеобразного референдума, пусть совершенно безопасного, управляемого и декоративного, как и все «волеизъявления народа». Главным референдарным инструментом в эпоху масс-медиа, безусловно, стал телевизор. Претендента должны были с такой частотой показывать по «ящику», чтобы он не просто примелькался и запомнился, но прочно встал в общий медиаряд с «виаграми» и «ранетками». Абсолютная благополучность и бессобытийность жизни, отсутствие какой бы то ни было биографии, не говоря о судьбе, у большинства кандидатов тоже весьма затрудняли выбор. Нельзя же сравнивать 17 лет Колымы с пасквилем в газетке 30-летней давности! Даже исключение из партии без последующих серьезных неприятностей не вело к выдаче лицензии. Из партии ведь исключали и за растрату или за развод с третьей женой. К тому же «интеллигенция» никогда не прощает поражения или случайного разворота фортуны. Так, невозможно автоматически выдать лицензию на имя, скажем, Юрия Афанасьева, потому что он – проигравший. Кривая публичного успеха должна неуклонно ползти вверх. Медиамышление вытесняет всякого, кто не появляется в эфире в течение недели. Чтобы впихнуть Окуджаву в прокрустово ложе серии ЖЗЛ, пришлось попотеть даже такому разливанному краснобаю, как Д. Быков. Евтушенко слишком явно и слишком долго рвался в лидеры, что недопустимо с точки зрения «кодекса претендента». К тому же он в итоге «обиделся» и уехал из страны, что также расценивается как непреложное поражение.
К сожалению, сегодня не первом месте стоит сама проблема выдачи лицензии, а не выбора вождя. Никогда еще власть в России не была так бескультурна и индифферентна к группе, которая всегда являлась ее спасением и оправданием. Это очень опасно прежде всего для власти. Ей остается рассчитывать на то, что общество впервые в истории зомбировано мощнее элиты и не нуждается ни в каких заступниках. Это доказывается полным невниманием к телепроповедям Солженицына, которому по возвращению был дан полный карт-бланш. Патриарх Алексий, как и любой религиозный деятель, по определению не мог стать во главе агностиков, молодая когорта которых все очевидней занимает нишу прежних «воинствующих безбожников». По этой части власть безбожно, пардон за каламбур, пересаливает – тоже ввиду полнейшей некомпетентности.
И все же кандидаты на вопиющем безрыбье публичной сферы постепенно вырисовываются. Свято место пусто не бывает, а зомби тоже могут играть в баскетбол. Здесь у каждого, вероятно, существует свой перечень. Есть он и у меня – короткий, как нынешняя память. Возможно, в следующий раз я изложу эти соображения.
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments