April 25th, 2017

solj

Интеллигенция и история: клинч

Интеллигенция и история: клинч

Вопросы взаимодействия власти с обществом в России — вот уже несколько веков вопросы об интеллигенции и ее видении истории.

Дебаты16.07.2014
© Gwenael Piaser

Очередная беседа историка, доктора философских наук, преподавателя Технологического института Джорджии Николая Копосова и историка, эссеиста, редактора журнала «Неприкосновенный запас» Кирилла Кобрина.

— Наш первый вопрос касается того, насколько интеллигенция, если таковая еще существует, формирует отношение власти к истории, насколько она воздействует на его формирование? Какова ваша точка зрения, как сейчас интеллигенция влияет на креативность власти в области истории?

— И еще: дискурс интеллигенции как-то соприкасается с дискурсом власти?

Collapse )


promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
solj

Интеллигенция и история: клинч - 2

(продолжение)

К.К.: То есть фактически люди, которые писали для позднего Брежнева, каким-то образом вдруг оказались влиятельными. И даже не они сами, а язык, который они изобрели, оказался вдруг невероятно влиятельным, и он показал свою силу и стал властью в какой-то момент, очень хрупкой, потому что все это кончилось довольно быстро, но тем не менее… И возникает вопрос, почему так произошло. Мне кажется, это произошло потому, что кризис позднего советского строя заключался во многом в исчезновении общего политического языка, на котором власть могла говорить со страной, а страна могла понимать власть и даже поддерживать этот разговор. При Хрущеве этот язык был, при раннем Брежневе этот язык был — это был язык прогрессистского социализма: сейчас мы осмысляем то-то, то-то и то-то, мы построим это, мы будем жить лучше и так далее, а при Хрущеве — мы вообще будем жить при коммунизме. Но этот язык во второй половине 70-х годов начинает распадаться, и он распадается в самом начале 80-х годов, и становится совершенно непонятно, что же говорить и как говорить. А это чрезвычайно важный момент. И вот тут вступают в игру специалисты по словам, которые значительную часть жизни занимались тем, что писали эти слова, которые были не так уж и бессмысленны, если на них посмотреть не с точки зрения их воплощения в жизнь, а с точки зрения их внутренней логики. Одна моя любимая формулировка, которую они изобрели, мне кажется, стоит сотни философских книг. Это «совершенствование развитого социализма». Помните, такое было?

Collapse )
solj

Интеллигенция и история: клинч - 3

(окончание)

И если возвращаться с учетом этого к горбачевским временам, мне кажется, что у Горбачева не было определенного проекта, он пришел с идеей о том, что нужно улучшить положение дел и создать хороший социализм. Он до конца, до сегодняшнего дня, насколько я понимаю, остается привержен идее социалистического выбора, но в рамках этой идеи он предполагает опору на рыночные механизмы и западные демократические ценности. И на протяжении его пребывания у власти давление этих демократических ценностей все время возрастало, и тем больше и больше он был готов с этим считаться. Иными словами, демократический проект постепенно становился если не горбачевским проектом, то проектом все большего и большего количества людей из числа уже распадающихся советских, а затем постсоветских элит.

Collapse )