January 26th, 2019

zhivoi
  • zhivoi

Памяти Егора Борисовича Малашичева

Малашичев Егор.jpg

Памяти Егора Борисовича Малашичева.

В эту среду минуло 40 дней со дня ухода из жизни замечательного биолога из Санкт-Петербурга Егора Борисовича Малашичева (15 декабря 2018). Душа Егора окончательно покидает наш мир, несколько притупилась боль от страшной утраты, и вместе с тем начинает приходит осознанное понимание того, насколько огромную потерю понесла русская наука и понесли все мы.

Мое знакомство с научным творчеством Егора Борисовича началось в 2004 году с его программной статьи (совместно с Вассерсугом) Left and right in the amphibian world: which way to develop and where to turn?, опубликованной в Bioassays. Тогда я работал в Британии и занимался установлением лево-правой асимметрии у млекопитающих. Помню, меня вызвал шеф, показал мне статью, и мы с некоторым удивлением обсуждали с ним тот факт, что в России, оказывается, кто-то тоже занимается лево-правой асимметрией позвоночных, да и еще и публикуется при этом в хорошем журнале. Впечатлял размах и энциклопедизм молодого (как я выяснил потом) ученого, пытающегося «нащупать» подходы к пониманию того, существует ли связь между разными типами асимметрии у позвоночных. Как я понял много лет спустя, интерес асимметрии для Егора Борисович был логичным продолжением его исследований локомоций и поясов конечностей позвоночных.

Егор окончил Биолого-Почвенный Факультет Санкт-Петербургского Государственного Университета в 1996 году. Десятилетие, включившее в себя уничтожение СССР, Шоковую Терапию, Расстрел Верховного Совета, Приватизацию, Войну и Залоговые Аукционы, уже получило в русском народе прозвище «Лихих Девяностых». Особенно тяжело пришлось ученым, людям творческого труда и работающим в системе образования и медицины, ведь именно по этим категориям (и еще по армии, конечно) ударили в первую очередь либеральные реформы. Чтобы иметь возможность заниматься наукой, русским ученым в 1990-2000-х приходилось эмигрировать за границу.

Егор тоже много работал за рубежом (в основном – в научных центрах Германии). Он быстро, однако, осознал, что катастрофическая ситуация с наукой в России ни к чему хорошему в перспективе не приведет, и что, раз государство не имеет внятной стратегии развития науки, русским людям самим надо объединяться, спасать остатки советского наследия, и, кроме того, по возможности, привнести в Россию лучшее из мирового научного опыта. Примерно с середины 2000-х Егор Борисович активно агитирует ученых из русской диаспоры возвращаться на Родину и совместными усилиями поднимать русскую науку.

Мечтой Егора было создание в России междисциплинарной лаборатории мирового уровня, где могли трудиться и стажироваться люди разных национальностей, которые «привозили» бы лучшее из мировых достижений в Россию, где бурлила бы интеллектуальная жизнь, использовались бы современные методы исследований, проводились бы мини-конференции и симпозиумы, а рабочими языками которой были бы русский и английский.
Егор был патриотом России, любящим сыном своей многострадальной Родины, однако, патриотизм его был несколько иного рода, чем у патриотов «квасных». Обычно патриоты любят поговорить о продажности наших элит, предательстве высших кругов КПСС в Перестройку, жидо-масонском заговоре, былом Величии Сталинской Эпохи, которое теперь уже принципиально недостижимо, американских и британских технологиях оранжевых революций и развращения русской молодежи и т.п. От Егора Борисовича я никогда ничего подобного не слышал. Трудно было даже понять, каких политических взглядов он придерживался. Он любил России и полагал, что то, что он может сделать для Родины сейчас – это развивать науку, чем, собственно говоря, и занимался. То есть сосредоточиться надо на той возможности, которая имеется.

Еще одно замечательное свойство Егора – он всегда считал, что самое главное в научной работе – исследовательский процесс и что именно личность ученого, а не многочисленные контролирующие и администрирующие органы, -- самое главное, что есть в университете или в НИИ. Ведущая, главенствующая составляющая в науке – поиск Истины, творческая деятельность человека, и настоящий ученый должен заниматься тем, что ему интересно! Это не значит, что человек должен заниматься одной тематикой всю свою жизнь, но смена научной тематики должна естественным образом вытекать из его предыдущей работы и научных интересов, а не спускаться «по разнарядке».

Сам Егор имел широчайшие научные интересы. Начиная как классический морфолог и биомеханик в 1990-х, за последующие два десятилетия он успел внести немалый вклад в этологию и изучение асимметрии, Теорию Эволюции и Сравнительную эмбриологию, нейробиологию, психиатрию и медицинскую генетику. Егор имел удивительное свойство создавать новые возможности для научной работой буквально из ничего, и заброшенные захламленные комнаты и подвалы превращались в современные исследовательские лаборатории.

Конечно, ему помогали его ученики. Егор обладал удивительным свойством привлекать молодежь и тратил кучу время на занятия с юными талантами. Помимо собственно преподавательской работы в СПбГУ и научного руководства, он вел детский биологический кружок, и некоторые из учеников спустя много лет становились его научным коллегами. То есть Егор, фактически, воспитывал и взращивал ученых буквально с детского возраста.

Как ни трудно догадаться, бурная деятельность Егора и особенно его попытки привлечения ученых из-за границы и создания в России лаборатории международного уровня нередко встречались в штыки в современной России. Потрясают бесстрашие Егора, который не боялся ввязываться в длительную и непредсказуемую бюрократическую возню, выходя из нее в конечном итоге победителем. Чего только стоит одна эпопея с девушкой-постдоком из Канады, которая приехала в Россию, имея собственное финансирование («выбив» канадскую стипендию), чтобы развивать русскую науку. Было это при Президенте Медведеве, когда приоритетами РФ (по крайней мере, на уровне риторики в СМИ) были поставлены модернизация страны и привлечение зарубежных ученых. На практике выяснилось, что внятного алгоритма для трудоустройства зарубежного ученого просто-напросто не существует. Феерический Театр Абсурда, когда иностранец, имеющий мировой уровень квалификации, Любовь к России и собственное финансирование, не может устроиться на работу и начать работать, длился очень долго. История эта известная, широко освещалась в интернете, и многие, конечно, о ней слышал. Несмотря на длительную бюрократическую писанину, Егор не сдался и довел-таки до конца это, казалось бы, безнадежное дело. Удалось не только трудоустроить западного пост-дока, но и провести интересное междисциплинарное исследование на стыке нейробиологии и медицинской генетики. Результаты опубликованы в международных журналах.

Бесстрашие проявлялось не только в длительной околобюрократической писанине, но и в научной работе Егора. Занимаясь изучением лево-правой асимметрии у разных групп позвоночных, Егор Борисовичу приходилось трудиться в самых диких и опасных уголках нашей планеты – в полярных широтах, в Африке, Азии и Австралии, сталкиваясь при этом с ядовитыми гадами, слонами, львами, носорогами, страусами и другими опасными животными. Егор никогда не хвалился своими подвигами. Лишь после его смерти я узнал от коллег, что он попадал пару раз в очень опасные ситуации.

Еще одна сфера деятельности Егора, помимо преподавательской и научно-исследовательской, была связана с просветительской и редакторской работой. Егор Борисович активно сотрудничал с СМИ, популяризирую и пропагандируя науку, понимая, что возрождение науки в России – дело очень медленное, длительное, и что увлечь наукой надо в особенности молодежь. Как я уже упоминал, он вел детский кружок и активно популяризировал научные знания, в том числе, и среди детей. Егор много и успешно публиковался, в том числе в высокорейтинговых западных журналах. На Западе его работы хорошо знали. Несмотря на это, у Егора была еще одна мечта – создать в России научный журнал по биологической тематике мирового уровня, с индексацией в международной системе Scopus. Многим это казалось делом практически безнадежным, тем более на чистом энтузиазме, не имея финансирования на этот проект. В качестве пример Егор приводил опыт Китая, где сейчас создаются с нуля англоязычные журналы с хорошим уровнем публикаций и принятые в Scopus. Аргументы типа «В Китае ведь Компартия и порядок, а у нас, сами знаете, что творится….» им совершенно не принимались. Егор считал, что русские ученые, редакторы и издатели ничем не хуже китайских, а значит – мы тоже сможем создать с нуля научный журнал мирового уровня. В этом проявилась еще она удивительная черта Егора Борисовича – невероятный, ничем не пробиваемый оптимизм, жизнелюбие, вера в собственные силы. Это казалось чем-то мистическим: там, где нормального человека охватывали уныние, апатие и безнадега, Егор видел возможности для творческого прорыва!
Последние три года он потратил много сил на журнал Biological Communications, поставив сразу же очень высокую планку для научных публикаций, чтобы «с места в карьер» выдерживать мировой уровень. 9 января 2019 года, сразу после «новогодних каникул» русскую научную общественность облетела удивительная новость – хотя далеко не все в это верили, но Егор Борсович оказался прав! Созданный им журнал Biological Communications принят в Scopus! Егор не дожил до реализации своей мечты всего три недели (напомню, он ушел из жизни 15 декабря 2018).

Егор был не только неисправимым оптимистом и замечательным коллегой, он очень любил людей, был прекрасным семьянином. Наверное, секрет его оптимизма в Бесконечной Любви и Доброте, которые царили в его семье. Это видел каждый, кто бывал у Егора в гостях.
Его ранний уход из жизни (Егору было всего 45 лет) – страшный удар для всех родных и близких. Приношу еще раз свои искренние соболезнования жене и детям Егора Борисовича и всем его родным!

И, конечно, это огромная утрата для России, для русской и мировой науки.

Прощай, Егор!

Всего Доброго тебе в Новом Мире!

Вечная Память!
promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…