March 6th, 2020

solj

Интеллигенция в советском обществе (1917 - 1991)

Алпатов Владимир

Аннотация:
СТАТЬЯ Никиты Покровского "Прощай, интеллигенция!" ("Независимая Газета", 10.04.97 г.) звучит как приговор. Из тех, что окончательны и обжалованию не подлежат. Автор констатирует клиническую смерть российской интеллигенции как определенного социального (и духовного) феномена. Он считает это утратой всемирно-исторического масштаба, происшедшей в тот момент, когда интеллигенция нужна как воздух. Не только и даже не столько в России, сколько в мире, исчерпавшем логику "экономического человека" и доросшем до понимания значения духовных ценностей. Трудно не согласиться с Никитой Покровским, что сегодня в России интеллигенция агонизирует. Она утратила статус, материальный достаток, привычный образ жизни, сознание своей значимости. Из нелюбимой, но уважаемой стала просто ненужной. Реликт ушедшей эпохи, живой труп. Как мы дошли до жизни такой? И действительно ли интеллигенция пережила свое время? Все зависит от точки зрения на предмет. Никита Покровский считает российскую интеллигенцию продуктом анормального общественного развития (если нормой признать Запад). Позднее, неупорядоченное, дисгармоничное развитие рыночных отношений сделало возможным появление целого слоя людей не от мира сего, руководствовавшихся не столько рациональной целесообразностью, сколько абстрактными гуманистическими идеалами. Коммунистический режим - явное отклонение от нормы - парадоксально продлил историческое существование интеллигенции. Когда же и в России смыслом жизни стали деньги, интеллигенция превратилась в анахронизм. Объяснение феномена российской интеллигенции исходным несовершенством отечественного рынка само нуждается в объяснении. Во многих странах развитие товарно-денежных отношений шло тяжело и драматично, но нигде не породило такого племени чудаков, больше думающих о мире, чем о себе. Специфичные экономические условия интеллектуальной деятельности — условие необходимое, но не достаточное. Мне представляется более плодотворным поиск разгадки этого уникального явления в российском социуме в целом, в его сложных отношениях с окружающим миром. К середине прошлого века - времени интенсивного формирования национальной интеллигенции - Россия оказалась перед необходимостью модернизации привычных форм жизни. В период промышленного переворота ее историческое отставание подрывало безопасность страны, что показала Крымская война, В мире, переходившем под контроль нескольких передовых государств, держать огромное пространство в центре Евразии традиционными военно- административными методами становилось все труднее. Обилие языков, верований, культур сильно осложняло задачу. Россия должна была обновить свои основания или погибнуть. Внешне не мотивированные, напряженные, доходящие до экзальтации нравственные, идейные, общественные искания российской интеллигенции были поиском формулы бытия неповоротливого гиганта в динамичном и агрессивном мире. Они шли с явным перебором, но ведь и задача почти нечеловеческая. Два-три поколения российских интеллигентов проделали огромную работу, имеющую не только историческую ценность. Дети российского космоса, они мыслили глобальными категориями. И они будут востребованы в глобализирующемся мире. Большевики унаследовали многосложную российскую пробле- <…> рали и правосознания, что в итоге предопределило крушение режима. Но в свое время он был достаточно эффективным. Поэтому поле сотрудничества интеллигенции с режимом было шире, чем полагает Никита Покровский. Положение постсоветской России ничуть не проще, чем у ее исторических предшественников. Опять нагонять, отвоевывать место под солнцем в неблагоприятной внутренней и внешней ситуации. Казалось бы, самое время мобилизовать интеллектуальный потенциал общества. АН нет, он разбазаривается, как и многое другое. Почему же на этот раз интеллигенция оказалась невостребованной? Дело не в приходе рынка как такового. В странах с рыночной экономикой ценят и хорошо оплачивают высококвалифицированный умственный труд. И, первоклассные специалисты, талантливая молодежь бегут от постсоветского антиинтеллектуализма, ни в грош не ставящего интеллект. Дело в характере нашего єрынкаЋ. Его основной смысл заключается в превращении природных ресурсов богатейшей страны в зарубежные активы немногих сограждан. Такому "рынку" интеллект не нужен, даже вреден. Вреден, поскольку задает лишние вопросы и мешает заниматься делом. Конечно, на подобной основе далеко не уедешь. Не создашь дееспособного государства и процветающего общества. И, что имеешь, потеряешь. Но для временщиков это никогда не было аргументом. Так что судьбы России и ее интеллигенции сцеплены намертво. Спастись или погибнуть они могут только вместе. (Виктор Кувалдин)


Collapse )

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
solj

Интеллигенция в советском обществе (1917 - 1991) - 2

(окончание)

10

Во время войны и сразу после нее окончательно выявилась новая государственная политика: обращение к патриотическим ценностям, открытие приоритетов русской науки и техники, введение погон, улучшение положения православной Церкви, возрождение ранее считавшегося реакционным панславизма в связи с образованием социалистического лагеря и др. Власть исходила из своих целей, но объективно шла навстречу желаниям старой интеллигенции, которая это оценила. Старые интеллигенты и боялись, и уважали власть, под руководством которой Россия победила в мировой войне, достаточно многие из них стали входить в сталинскую элиту. Окончательно сформировалась система званий, премий, пайков, казенных дач и т.д. Например, еще в 30-е гг. звание члена-корреспондента АН СССР не спасало от голодной в буквальном смысле жизни, теперь оно автоматически включало ученого в "категорию высокооплачиваемых. В обмен старые интеллигенты должны были цитировать Сталина в своих трудах и подписывать коллективные письма протеста против тех или иных действий США. Для кого-то это было осознанным лицемерием, но для многих новая официальная линия более соответствовала их патриотическим убеждениям, чем линия 20-30-х гг. Для Сталина старая интеллигенция, изначально политически неактивная, напуганная репрессиями и патриотически настроенная, была более верным союзником, чем многие коммунисты.

Collapse )