maa13 (maa13) wrote in intelligentsia1,
maa13
maa13
intelligentsia1

Война, перепроизводство интеллектуалов, Сталин, крах СССР

Немного сослагательного наклонения.

Александр Зиновьев заметил, что  Войну  выиграл  выпускник  средней  школы:
"В свое время Бисмарк сказал, что в битве при Садовой победил немецкий народный учитель. О нашей войне можно сказать…, что в ней победил советский десятиклассник, т.е. выпускник советской школы тридцатых годов".

Но  выпускник  средней школы  стал  и  жертвой  войны.
Выпускники средней школы, бывшие студенты, которые рвались на фронт, становились добровольцами, первыми бросались в бой и оставались лежать в чистом поле;
«ваньки-взводные», которым жизни на фронте – месяц и то если повезет и т.д., и т.п.

Интеллектуалы, чья энергия бросала их первыми в бой,  и  чье участие в войне было гораздо более обдуманным и осознанным, чем у многих других слоев населения Советского Союза.

То есть, война буквально выкосила слой интеллектуалов – амбициозных, энергичных, с достаточно широким кругозором, способных к критическому взгляду на вещи, способных генерировать новые идеи, нацеленных на достижение и т.д., и т.п.

Интеллектуалов – потенциальных новаторов.

Интеллектуалов  с  честолюбивыми  планами на будущее, с сильными мотивами достижения более высоких социальных статусов,  как в формальной, так и в неформальной сфере (слава, почет, визжащие от радости девочки, орущая от восторга толпа и многое прочее).

Интеллектуалы, чьи честолюбивые фантазии далеко выходили за рамки ближайшего окружения, потому что масштаб структурированного окружающего мира, который они могли бы освоить в своих ощущениях, гораздо больше, чем у их закосневших предков.

Интеллектуалы – энергичные, беспокойные, раздражительные, импульсивные, эмоциональные.

Интеллектуалы, умеющие ясно и четко выражать свои мысли, свои представления о мире, с большим запасом слов, особенно на фоне их ближайших предков.

Интеллектуалы с сильными способностями к рефлексии, с умением сравнивать, замечать несоответствия, анализировать, обобщать, делать выводы.

Интеллектуал, которому трудно было бы найти себе место в сталинской бюрократической системе,  чьи амбиции, жажда деятельности, интеллектуальный ресурс не смогли бы вместиться в узкие рамки разрешенной деятельности, разрешенного мышления, разрешенных представлений о мире.

Интеллектуалы, чьи амбиции никогда бы не могли быть удовлетворены.

Интеллектуалы, которые почувствовали бы себя лишними.

Репрессии только обострили бы способность к критической рефлексии.
А долгие массовые репрессии, а как иначе справиться с этой нарастающей критической массой, уничтожили бы саму систему.
Если б не было войны.

Яркий, даже гипертрофированный,  пример такого интеллектуала – сам Александр Зиновьев, сумевший выжить на фронте.
Но сколько таких «зиновьевых» погибло?
А если бы вместо одного «зиновьева» на общественной сцене появились тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч одаренных и амбициозных интеллектуалов?


Сформировался бы излишек интеллектуалов, появились бы «внесистемные» интеллектуалы.
Эффект перепроизводства интеллектуалов.

То есть война впитала излишек интеллектуалов.
Война приостановила перепроизводство интеллектуалов.
Перепроизводство интеллектуалов, которое могло расшатать сталинскую систему гораздо раньше.
Перепроизводство интеллектуалов, которое  ускорило  бы крах  СССР.


Война пресекла интеллектуальные инвестиции в критический социально-политический, культурный дискурс.

Понятно, что сами по себе оказавшиеся не у дел, не вписавшиеся в «систему» интеллектуалы ничего свергнуть  не  могут.

Самое главное: эти интеллектуалы были способны продуцировать, репродуцировать, трансформировать, переоформлять символические миры, которые были бы альтернативой затвердевшей советской символической системе.

«Власть называть, то что было ранее незамеченным или вытесненным – огромная власть» [Бурдье].

Не только продуцировать новые идеологические концепты, но и культурные формы, нарративы, визуальные образы, которые бы по сути своей отрицали бы советскую систему психологической машинерии.

То есть все эти, хорошо известные по последним годам жизни Советской власти, формы сопротивления как контркультура, соц-арт, авангардное искусство, почвенничество, авторская песня, рок-н-ролл и многое другое, вплоть до бытового антисоветского анекдота.

Именно те самые формы, продуцирование и репродуцирование которых  обеспечили коррозию и развал советского символического универсума.
Символические формы, которые изменили видение мира.

Не стоит думать, что в политической сфере упор бы делался бы на либеральные ценности. Особенно если учесть, что в 40-е – 50-е годы "общество изобилия" еще не проявило себя во всей своей потребительской красе.
Первоначально, имхо, критический взгляд заострился бы на проблеме возвращения к чистоте ленинизма и далее, пошло, поехало.
Но общество  уже развивалось бы по другому.

Советская власть сама себе выкопала могилу, когда стала стимулировать среднее и высшее образование. С другой стороны, она не могла этого не делать, так как для модернизации нужны были грамотные кадры.

С появление телевидения участь советской власти была решена. Горизонты мира стремительно расширялись, критический потенциал общества рос быстрыми темпами.

ПРЕДСТАВИМ: Возможно ли было широкое распространение анекдотов о власти среди низших и средних слоев общества, если бы в обществе преобладало неграмотное крестьянское население?
Но именно анекдоты о власти делегитимизировали существующую власть.



Перепроизводство интеллектуалов и создание миров

Умение назвать, предъявить, обозначить, показать, номинировать, оформить в различные символические формы и т.д. – спонтанная прерогатива интеллектуалов Нового времени.

«Он глубоко трансформирует видение мира, то есть категорий его восприятия и оценки, принципов конструирования социального мира, определения того, что важно, а что нет, что заслуживает быть представленный, а что нет» [Бурдье]

Именно эта способность к созданию миров определила  роль "отверженных", выпавших из социального "гнезда", интеллектуалов как потрясателей основ, прежде всего мировоззренческих, идеологических;  как  возмутителей социального спокойствия, как дестабилизаторов общественной системы.

Множество оказавшихся не у дел интеллектуалов, неудовлетворенных в своих запросах и притязаниях, ощущали "родство" с беднейшими слоями общества, стремились найти и дискурсивно обосновать свою ненависть к тем, кто не допускает их на более высокие  позиции.

Появляется желание Уничтожить ту систему и порядок классификаций, механизмы социального воспроизводства, которые ставят его в уничижительное положение и не дают реализоваться амбициям.
Уничтожить механизмы легитимации, которые способствуют сохранению ненавистной социальной структуры.

Понятно, что для этого необходимы тысячи интеллектуалов, от матерых профессоров-теоретиков, схоластов тончайшего уровня  до  простых крестьян-самоучек, рабочих-самоучек, чьи способности эклектически соединять профанное с изысканно-интеллектуальным были незаменимы в революционной пропаганде.

Понятно, что для всех этих разномастных интеллектуалов существовали разные уровни неприятия господствующего порядка, но все они, в различно степени, расшатывали существующий порядок и его легитимность.

Что стоили бы трудночитаемые труды Маркса, если бы не деятельность десятков, сотен тысяч интеллектуалов разного калибра, разного уровня образования, разного уровня теоретической компетенции, культурной квалификации и прочее.
Которые трансформировали, элиминировали абстрактные марксовы понятия в широкоупотребимую символику, в понятные лозунги и декларации, в героические нарративы и нарративы о страданиях простого народа, картинки о беспощадной эксплуатации и многое прочее.

То есть, был создан огромный символический универсум марксизма, который дробился почковался, трансформировался, но без которого современное общество представить невозможно.

Но и за пределами марксизма была проделана огромная интеллектуальная работа, чтобы «холопий бунт» перекодировался в «восстание угнетенных», «национальное движение» и другое прочее.

Если до определенного времени идеология возмущенных низов не шла дальше желания «доброго царя», то уже в 19 веке любое социальное недовольство легитимизировалось при помощи мощных идеологических систем.

«Чернь» перекодировали в «народ» и он стал священной коровой современной цивилизации; мелких канцелярских служащих в «униженных и оскорбленных» и далее по списку.

«Шайки бандитов» превратились в легитимных «партизан-освободителей» не благодаря безграмотным оборванцам с сомнительной моральной репутацией, а благодаря философам и высокообразованным офицерам прусского генерального штаба, если верить Карлу Шмитту.

Трудно описать гигантскую работу, которые проделали  различного  калибра интеллектуалы, чтобы  сконструировать  различного  масштаба нации. Но это уже отдельная тема.
Как и разрушение, упразднение сословного порядка Ancien Régime.

Но как не вспомнить всех этих адвокатов и врачей Великой французской революции: Робеспьера, Дантона, Демуллена, Марата и многих других, включая, конечно, и доктора Гильотена.

Или вспомнить, специфичный кризис системы немецкого образования в нач. 20 в., когда образовался большой слой университетского пролетариата, и произошла девальвация профессорского звания
и  когда сформировалась интеллектуальная питательная среда, на которой выросли неприхотливые цветочки  фашизма.

То же самое можно сказать и о 1968.

Масса интеллектуальной энергии.
Масса ушедших в никуда, забытых интеллектуалов, каждый из которых внес какой-то вклад в разрушение каких-либо социальных порядков.
И в создание мощных, подчас даже громоздких, символических, идеологических, культурных систем.
Где они, эти могилы  неизвестных  интеллектуалов?
Где они, могилы бойцов  былых  идеологических войн?
 
"На второй мировой поэзии
Признан годным и рядовым
"

Заметим, что
Царская цензура спокойно разрешила "Капитал", ибо все равно никто не поймет, но жестоко отслеживала всё, что было написано литературным и журналистским пролетариатом.

Кстати, российские консервативные деятели хорошо понимали, какую угрозу для стабильности общества представляет эта «революция притязаний»  и  нищие интеллектуалы, которых не могла бы поглотить бюрократическая система и не сдерживали бы сословные нормы.

Отсюда и знаменитый «Циркуляр о кухаркиных детях», изданный в 1887 году и ограничивающий доступ малоимущих к образованию.

 «Они хотят, чтобы масса кухаркиных, дворниковых детей лезла наверх и в силу образования занимала те места, которые прежде предоставлялись в силу воспитания, соединённого с семейными преданиями!» - возмущался князь Владимир Петрович Мещерский.

А его враг-друг Константин Петрович Победоносцев ставил диагноз времени:
«Люди вырастают в чрезмерных ожиданиях, происходящих от чрезмерного самолюбия и чрезмерных, искусственно образовавшихся потребностей. Прежде было больше довольных и спокойных людей, потому что люди не столько ожидали от жизни, довольствовались малой, средней мерой, не спешили расширять судьбу свою и ее горизонты. Их сдерживало свое место, свое дело и сознание долга, соединенного с местом и делом. Глядя на других, широко живущих в свое удовольствие, маленькие люди думали: где нам? - и на этой невозможности успокаивались. Ныне эта невозможность стала возможностью, доступною воображению каждого. Всякий рядовой мечтает попасть в генералы фортуны…»


Хотя в иные времена сословная система могла впитывать достаточно большие слои неустроенных интеллектуалов, о чём немного здесь.

Бурдье, может быть, неоправданно расширяя исторические границы феномена перепроизводства интеллектуалов, отмечал: «…"Интеллектуалы-пролетароиды", очень несчастные и опасные люди, сыграли очень важную и страшно разрушительную роль в течение всей истории насилия, будь то китайская культурная революция, средневековая ересь, донацисткие и нацисткие движения или даже Французская революция…».

Трудно сказать какую роль играло перепроизводство интеллектуалов до Нового времени в других регионах мира, но можно предположить,  что первое перепроизводство людей умственного труда, которое началось в XIII веке,  когда интеллектуалы впервые почувствовали себя изгоями, сыграло немалую, если не основную роль в цивилизационном скачке, который стал заметен в Европе на излете Средневековья.
 
По этой теме есть еще материал, скорее всего, будут дополнения. 
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments