Константин Геннадьевич Черепанов (kcherepanov) wrote in intelligentsia1,
Константин Геннадьевич Черепанов
kcherepanov
intelligentsia1

Владимир ОСИПОВ ОРДЕН РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

 Трудно определить жанр книги Ильи Глазунова «Россия распятая». Это воспоминания? Да, но не только. Это органический сплав воспоминаний о пережитом, размышлений о русской истории, о судьбе своего рода, о многих других судьбах, о русской идее и роли искусства. И одновременно это серьёзное художественное исследование драмы трёх минувших столетий. Исследование петербургского периода в истории России. Опираясь на труд русского эмигранта второй волны Бориса Башилова «История русского масонства», Глазунов приводит оттуда знаменательное высказывание публициста М.Спасовского: «Петербургский период вошёл в Русскую Историю как период угасания нашего национального самосохранения, – как период извращения, мельчания и оскудения нашего государственного инстинкта, – как период утраты нами священного смысла нашей родины и религиозного задания нашего государственного строительства».

 

Канули в прошлое национальное единство Московской Руси, идея Третьего Рима, симфония духовной и светской власти. «...Под давлением «преобразовательных реформ» Петра I народ русский в толще своей оторвался от свойственного ему бытия, он оказался оттеснённым, оттолкнутым от всего того, чем издревле дышала, росла, крепла и самобытно цвела русская жизнь... народ оказался отодвинутым и от Царя, и от Церкви».

Как считает Илья Сергеевич, первый период начавшейся в России безудержной и ничем не оправданной европеизации начинается революцией Петра I и кончается восстанием декабристов, которые по сути пытались довести до логического конца пресловутую европеизацию. Именно благодаря антинациональным и антиправославным новинам первой четверти XVIII века в Россию хлынула эпидемия протестанционизма, вольтерьянства, губительного вольнодумства и масонства. Даже Екатерина Великая не смогла вовремя заметить опасность подрывной деятельности «вольных каменщиков». Только в конце царствования, в 1794 году она запретила их деятельность.

Но когда её сын Павел I специальным указом 1797 года подтвердил указ Императрицы и потребовал применять его «со всевозможной строгостью», он тем самым подписал себе смертный приговор. Слишком широкие круги аристократии и дворянства оказались заражёнными антихристианской и антимонархической идеологией. По сути дела наша знать рубила сук, на котором сидела. Ибо логическим развитием масонских идей становится революция, которая их же, аристократов, повесит на фонарях.

Вспомним: заговор декабристов едва не привёл к вакханалии кровавого террора, расчленению России и диктатуре доморощенных наполеонов. Слова Пушкина:

Мы все глядим в Наполеоны;
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно –

удивительно точно применимы к психологии декабристов. Великий подвиг государя Николая I, как считает Глазунов, заключался не только в мужественном подавлении мятежа и окончательном запрещении масонства в 1826 году, но ещё и в решительном идеологическом повороте от низкопоклонства перед Западом к русской национальной самобытности. Автор «России распятой» пишет: «После подавления восстания декабристов и запрещения масонства русские цари, начиная с императора Николая I, которому (а не Петру I) должно бы быть присвоено наименование Великого, перестают быть источником европеизации России и стремятся вернуться к русским традициям, беспощадно выкорчеванным Петром I».

Увы, уже в 40-х годах XIX века, в царствование Николая I, как заметил Глазунов, возник «духовный заместитель запрещённого масонства – Орден Русской Интеллигенции». И как раз с возникновения этого неформального Ордена начинается II период европеизации. Теперь уже не цари, не Анна Иоанновна и Пётр III, а так называемая интеллигенция ратует за европеизацию, за полное копирование западных идей и западного бытия, за отказ от самобытных начал русской православной цивилизации. Не следует путать интеллектуальный, образованный слой в целом с «интеллигенцией» в специфическом значении этого слова.

Нигде в мире не оказалось той самой специфически русской «интеллигенции», как у нас. Известна крылатая фраза, что Германию объединил не Бисмарк, а учитель гимназии, прививавший своим ученикам идеи патриотизма, единства и величия Германии. У нас, к сожалению, наоборот, преподавателями чаще были вольнодумцы, космополиты, западники, а порой даже социалисты и нигилисты.

Цель Ордена Русской Интеллигенции, как её сформулировал цитируемый Глазуновым Башилов: «разрушение Православной Церкви, Русского национального государства и борьба со всеми проявлениями самобытной русской культуры». Одни в этом Ордене работали в сфере подготовки революции духа, революции сознания, другие непосредственно готовили насильственное свержение монархии. Орден был одержим идеей революции для завоевания свободы. Масонской свободы и масонской республики. С момента возникновения Ордена в России возникла атмосфера непрекращающейся гражданской войны. Конкретно мы это можем проследить с момента выстрела Каракозова в царя Александра II 4 апреля 1866 года и почти непрерывно до Февральской катастрофы 1917 года. Короткое затишье было в 80-е годы, при Александре III, но и тогда продолжалась подрывная, слегка замаскированная деятельность через либеральную печать.

Вообще термин «интеллигент» был запущен писателем Боборыкиным в 1876 году и обозначал не высокоразвитого и образованного человека, а «передового», «прогрессивного», ненавидящего трон и алтарь. Самой характерной чертой, отделяющей членов Ордена от обычных представителей образованного слоя, была тоталитарность их миросозерцания. Интеллигенция считала себя штабом революции и таким штабом была. Им важно было любой ценой добиться уничтожения русского национального государства. Им нужен был не ремонт, а снос здания полностью, и чтобы новое строить без единого кирпича старого. Как образно писал профессор Степун в 1894 году, революционная идеология в России была той силою, которая «десятилетиями расстреливала из приземистых крепостей толстых журналов и газетных траншей все самые талантливые явления русской духовной жизни: русскую религиозную философию, русский символизм, всё передовое антипередвижническое искусство, Розанова и даже... Достоевского». А всё, что внесла в русскую культуру сама эта интеллигенция, всё отмечено печатью II сорта. О.Р.И. обеднял, выхолащивал культуру, затруднял её развитие. После революций этот орден выродился в большевизм, беспощадно разрушавший уже всякую «непролетарскую» культуру.

Глубоко символична судьба предтечи русской интеллигенции, обличителя Радищева. Глазунов пишет: «Трагический конец первого русского интеллигента является прообразом самоубийства, которое подготовила себе в виде большевизма вся русская интеллигенция – это общество политических фанатиков и утопистов, целое столетие в фанатическом ослеплении рывшее могилу национальному государству и погибшее вместе с ним».

Глазунов противопоставляет озлобленному нигилисту Радищеву великого Пушкина, сказавшего так: «…нет убедительности в поношениях и нет истины, где нет любви». А у Радищева, Герцена, Белинского и их последователей настоящей любви к России никогда не было.

Комментарий: Вечный спор – славянофилы против западников – был продолжен и этой статьей. «Орден русской интеллигенции» - это именно о западниках сиречь либералах, о чем и сказано:

«Не следует путать интеллектуальный, образованный слой в целом с «интеллигенцией» в специфическом значении этого слова»

И уточнено: «Цель Ордена Русской Интеллигенции, как её сформулировал цитируемый Глазуновым Башилов: «разрушение Православной Церкви, Русского национального государства и борьба со всеми проявлениями самобытной русской культуры»

И дополнено: «Вообще термин «интеллигент» был запущен писателем Боборыкиным в 1876 году и обозначал не высокоразвитого и образованного человека, а «передового», «прогрессивного», ненавидящего трон и алтарь. Самой характерной чертой, отделяющей членов Ордена от обычных представителей образованного слоя, была тоталитарность их миросозерцания».

Сказано верно и точно, но итоговый вывод, который делается в завершение:

«Глазунов противопоставляет озлобленному нигилисту Радищеву великого Пушкина, сказавшего так: «…нет убедительности в поношениях и нет истины, где нет любви». А у Радищева, Герцена, Белинского и их последователей настоящей любви к России никогда не было»,

 вызывает возмущение прежде всего у меня, автора русской идеи, на развитие и становление мировоззрения и миропонимания которого сыграли огромную роль Герцен, Писарев, Белинский, Добролюбов и Чернышевский. Более того, путь к русской идее начался с фразы «Писарев – мастер стиля» и с сознательной постановки вопроса: «Почему в России в середине XIX века появилась целая плеяда критиков: не поэтов, не художников, не философов, а именно – критиков?». Также привлекла внимание личная интеллектуальная драма Виссариона Белинского, его период «примирения с действительностью», когда пламенный трибун и критик вдруг примирился с несправедливостью и смирил свой дух, вызвав возмущение у всей читающей России. Ответы на все эти вопросы я нашел в ходе самостоятельного развития-исследования в период учебы в Ленинградском университете, в завершение которого родился диплом: «Материализм и диалектика – оружие Чернышевского-публициста». Я узнал, что мастерство стиля Писарева определилось его благородной целью - просветительской задачей: донесения до читающих масс научных и философских истин, что Белинский пережил увлечение философией Гегеля и в частности формулой «Все разумное действительно, все действительное разумно», где немецкий философ представил развитие истории как строго логичную и последовательную смену формаций всемирного духа от низших форм жизни к высшим, и главное, появление плеяды критиков было вызвано необходимостью для России преодолеть именно немецкую идеологию (конкретно, логицизм Гегеля) и выработать самостоятельное понимание действительности. Как писал Чернышевский, говоря о Белинском и его преодолении этапа «примирения с действительностью»: с этого момента русские стали мыслить самостоятельно. Не лишне напомнить, что именно духовное наследие Чернышевского «глубоко перепахало» сознание молодого Ленина и далее цепочка причинно-следственных связей приводит к февральской революции, затем октябрьской и появлению в мировой истории феномена Советского Союза и лагеря социализма. Выше в критике статьи Аксючица о Бердяеве я уже цитировал гениальное прозрение Бердяева:

«Произошло изумительное в судьбе русского народа. Вместо Третьего Рима в России удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть также священное царство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу… не понимают, что они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессианские призвания» (Н.А. Бердяев)».

Могу сказать однозначно: автор статьи Владимир Осипов некомпетентен и идеологически (славянофильски-патриотически зашорен) и к нему полностью применимы слова, сказанные мной выше об Аксючице:

«...как же Аксючиц пусть не на уровне сознания, но интуитивно не почувствовал правоту Бердяева и сложность затронутой темы? Ответ один: это философ направления – православного и патриотического, он опирался не на собственные разработки, а традицию и направление своего лагеря – религиозного и патриотического...».

Этим все сказано и становится понятно, что направляя свой удар против Белинского, Герцена и Чаадаева, Осипов также направляет удар против Советского Союза, оказываясь тем самым, как и либералы, в «Ордене русской интеллигенции». Вновь процитирую сказанное мной выше в комментариях к статье Аксючица:

«Славянофилы смотрят назад в историю, тогда как либералы вперед в логику. И те, и другие односторонни в своих идеологиях и одинаково отрицают настоящую русскую идею и народ России. Интеллигенция России любит идеи больше своего народа».

Наша интеллигенция больна отрицанием и в этом смысле православная и патриотическая интеллигенция смыкается с либеральной: просто первые противопоставляют Россию всему миру, якобы защищая народность и православие, а вторые противопоставляют  мир России, отрицая ее самобытность. То есть разделение содержания и формы. Но скажем философски в свете противоречия Восток – Запад: ура-патриоты противопоставляют Восток в России ее Западу, тогда как либералы Запад в России ее Востоку, иными словами, патриоты упирают на первую родовую форму жизнедеятельности человечества природную – идею ВЛАСТИ, а либералы на вторую родовую форму – идею ЗАКОНА. Тогда как русская идея требует согласования и синтеза обеих родовых форм в третью: русскую – жизнедеятельность всего социума на основе гармонии села и города. То есть причина разрухи и современных неудач России в головах интеллигенции, которая не соответствует своему народу и больна отрицанием друг друга: пока патриоты и либералы собачатся друг с другом народ просто вымирает в ожидании, когда же интеллигенция придет к согласию и научится мыслить в интересах России. В частности, подвергнет критике и обстоятельному разбору на уровне страны русской идея, заявленной человеком из народа в канун третьего тысячелетия: см. «Заявление от 4 марта 2000 гhttp://www.kcherepanov.narod.ru/dfns/zyvl.htm. Но пока замалчивание продолжается и появляются статьи, где патриоты рьяно патриотствуют, а либералы столь же рьяно либератствуют. Ни тем, ни другим, ни третьим русская идея не нужна. И все они в этом самом ОРДЕНЕ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ.

Адрес статьи http://www.litrossia.ru/2010/23/05303.html



Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments