Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Category:

Интеллигенция как лингвистический феномен

Ксения Туркова

Сегодня «интеллигенция» - это одно, а завтра - совсем другое. Причем для одной и той же группы людей

«Ну прямо интеллигенция!» - с умилением говорит наша румяная няня, глядя, как мой двухлетний сын аккуратно ест варенье ложкой и  не спеша запивает его чаем из чашки. 


«Помнишь, я тебе рассказывал, у нас там в классе один из местной интеллигенции учился?» - часто вспоминает чудесные годы мой муж, с которым мы учились в одной школе. В лицейские старшие классы в школу ездили со всей Москвы, а те, кто жил в шаговой доступности и учился в ней с первого класса, славились отъявленным хулиганством и склонностью к разного рода порочащим (или украшающим) имя лицеиста действиям. 



Почему-то именно эти фразы сразу пришли мне на ум, когда я задумалась о слове «интеллигенция». Как видите, примеры, прямо скажем, довольно дурацкие. И никакого отношения к истинному, то есть первоначальному значению слова не имеют. Но зато очень точно отражают ассоциации и отношение, которые это слово вызывает. Интеллигенция — для многих существительное, которое как бы и неловко употреблять в его настоящем значении. Как будто с какой-то претензией получается. Слишком большой багаж оно за собой тянет. А так - весело и без обязательств.


Впрочем, «истинное значение» - это тоже не совсем точные или, вернее, совсем не точные слова. Потому что есть ли у слова интеллигенция свое лицо - большой вопрос.


Филолог Алексей Шмелев, которому я позвонила с просьбой помочь почетче определить облик этого слова, открыл мне глаза: интеллигенция в русском языке - существительное без лица. Фигура фикции, этакий Чичиков, который ни то ни се, ни низок, ни высок, говорит ни тихо, ни громко и похож то на Наполеона, то на Мефистофеля.


Не случайно у автора прекрасного текста об интеллигенции Виктории Мусвик, по ее собственному признанию, вопрос: «Интеллигент ли я?» поначалу вызвал онемение.


По словам Алексея Шмелева, слова «интеллигенция», «интеллигент» и «интеллигентный» — совсем не близнецы-братья. И даже если и родственники, то какие-то совсем не похожие друг на друга. У каждого из них своя история, и употребляются они все по-разному.


Шмелев напоминает, что интеллигенция — это социальная группа, созданная по непонятным, крайне размытым параметрам. Изначально было неясно, как точно определить, кто входит в этот круг избранных. Относится ли к нему, например, духовенство? Не было критериев анализа. «Многими это воспринималось как нечто вроде ордена, который высокомерен по отношению ко всем прочим людям. И так интеллигенцию воспринимали довольно долго,  — говорит лингвист.— Правда, справедливости ради, надо заметить, что в русском языке очень многие обозначения социальных групп имеют отрицательные коннотации: мещанство, буржуазия.  Интеллигенция в этом смысле не исключение».

Со словом «интеллигент» и похожая, и одновременно непохожая история. Похожая, потому что «интеллигент» тоже непонятно кого обозначает. Представителя социальной группы, у которой нет критериев. «Конечно, когда мы слышим «интеллигент», то у нас возникают идеи каких-то его свойств, которые классу не обязательно принадлежат. Эти черты и могут вызывать отторжение», - говорит Шмелев. 

Вспомним еще, сколько  и у «интеллигента», и у «интеллигенции» пристяжных суффиксов, которые ни то ни другое не украшают. Интеллигентщина, интеллигентик, интеллигентишка. А какое прилагательное у многих сразу всплывает в памяти, когда мы произносит «интеллигент»? Правильно. Тот самый, который о бане.


Лингвист Галина Скляревская, которая исследует понятия «интеллигенция» и «интеллигент», пишет, что это слова, пережившие насилие, слова с искаженной семантикой. И насилие это осуществлялось с помощью разных лингвистических приемов. В первую очередь, конечно, с помощью семантической оппозиции «интеллигенция-пролетариат». Вспоминает Скляревская и то, как в свое время насаждались унизительные определения, о которых было сказано выше: «Это сопутствующие слову оскорбительные эпитеты (интеллигенты-отступники, интеллигент-истерик, интеллигент-белоручка, гнилая интеллигенция, бесхарактерный интеллигентик, безликий интеллигент, перепуганные интеллигентики)».  Она отмечает, что прилагательное интеллигентский сочетается только со словами пейоративной (проще говоря, негативной) окраски: интеллигентская шаткость, интеллигентский истеризм. По этому же принципу образуются и составные прилагательные: интеллигентски-пошлый, интеллигентски-мещанский. 

В этом семантическом рабстве, ломающем сущность, «интеллигенция», как отмечают лингвисты, была очень долго. И по сути, так до конца из него и не выбралась. Именно поэтому все новые сочетания и выражения с этим словом воспринимаются если не совсем негативно, то по крайней мере слегка скептически и настороженно. 

Правда, есть одна оговорка, к которой я и подбираюсь. Алексей Шмелев, который открыл мне глаза на безликость и аморфность этого существительного, сделал важное замечание. Он сказал, что так ( как описано выше) слово «интеллигенция» воспринимают не все.

Подождите, это пока не самое важное. Самое важное то, что, по его словам, восприятие этого несчастного существительного с трудной судьбой зависит часто ... «от настроения». От настроения!  Это означает, что слово это стало действительно настолько силиконовым и безликим, что может принимать любую форму. Сегодня «интеллигенция» — это одно, а завтра - совсем другое. Причем для одной и той же группы людей.


Подобные абстрактные, удачно мимикрирующие подо что угодно слова, как правило, активно используются для манипуляций. Ведь каждый может вложить в них именно тот смысл, который необходим. Поместить именно в тот контекст, который нужен. Можно сказать, что зажравшиеся интеллигенты непонятно зачем ходят на митинги, а можно — что продажная интеллигенция поддерживает сами знаете кого.

И вот тут вы можете подумать, что я всеми силами пытаюсь укрепить в вас отвращение к этим словам. И ошибетесь. 

Такую безликость я бы не стала считать только недостатком. Она может быть и достоинством. Предлагая термин «новая интеллигенция», мы сами можем вложить в него именно тот смысл, какой хотим. И возможно, кстати, у слова появится шанс обрести лицо. 

Мячик на нашей стороне.

Ксения Туркова

Московские Новости,  16.02.2012 - http://mn.ru/columns/20120216/311666205.html



Tags: Туркова, новая интеллигенция
Subscribe

promo intelligentsia1 июль 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment