Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Интеллигенция против страны -2

(продолжение)

«Миротворцу Басаеву — благодарная интеллигенция»

Куда может завести эта традиция, показали через несколько лет суждения куда более заметной фигуры в культуре — Булата Окуджавы, которого можно назвать одним из символов 60—80-х. В августе 1995-го он был гостем программы «Поверх барьеров» на радио «Свобода». Дмитрий Быков, один из участников передачи, передает беседу так: «Разговор зашел о Шамиле Басаеве, который в июне 1995-го захватил больницу в Буденновске и держал в заложниках беременных женщин и медперсонал, пока не получил гарантий прекращения войны в Чечне.

— На ваш взгляд, кто такой Шамиль Басаев: новый Робин Гуд или террорист-убийца?..


— То, что он совершил, конечно, печально и трагично. Но я думаю, что когда-нибудь ему поставят большой памятник. Потому что он единственный, кто смог остановить бойню.

— Но погибли в больнице мирные люди.

— Но перед этим погибли пятьдесят тысяч мирных людей.

— Но ведь всем известно, что Шамиль Басаев стоял за многими террористическими акциями...

— Вы судите Шамиля Басаева вообще или говорите об этом конкретном поступке? Если... вообще, я не юрист, я недостаточно информирован... Если говорить о том, что случилось в Буденновске, — это печально и трагично, но война трагичнее, чем этот поступок. И поэтому я думаю, что когда-нибудь ему памятник поставят»*.

__________________________
* Цит. по: Булат Окуджава / Д. Л. Быков. — М.: Молодая гвардия, 2009. (Серия ЖЗЛ) — С. 742—743.

Басаев, уничтоженный как террорист, не удостоился памятника даже на могиле. Но, думаю, если когда-нибудь появится музей русской интеллигенции, было бы символично открыть там и такой монумент. И предусмотреть возможность воспроизведения записи соответствующего интервью...

Но все же отметим, чем позиция Окуджавы принципиально отличается, например, от позиции такого представителя российской интеллигенции позапрошлого века, как Герцен. Тот в 1853-м в войне, которую позже назовут Крымской, поддержал Османскую империю против собственной родины**. И то, что эта империя занималась работорговлей, его не смущало. К тому же приветствовал он войну, тогда как Окуджава высказался за мир — который, правда, был достигнут посредством террора и не мог быть прочным в силу сущности басаевых. Но Булат Шалвович о тогдашней Ичкерии знал куда меньше, чем, скажем, о России пушкинского времени.

_______________________________
**Напомню, что та война началась в 1853-м как русско-турецкая. Англия и Франция вступили в нее лишь в начале 1854-го. Так что Герцен поддерживал турок не как союзников «передовых европейских стран» (хотелось бы употребить слово «демократий», но режим Наполеона III противится такому определению), а самих по себе — в качестве орудия разрушения российской власти.

И хотя первый русский бард многое в этом времени чувствовал тонко, он не руководствовался пушкинскими словами «я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство». Однако такой досады не разделяли не только интеллигентные современники Окуджавы, но и младший современник Пушкина Герцен.

В то же время в герценовской позиции больше последовательности. Он был убежденным врагом самодержавия и поддержал Турцию против того режима, с которым боролся всегда. Окуджава же поддержал Басаева против власти, которую считал своей, которой меньше чем за два года до этого решительно продемонстрировал приверженность. В октябре 1993-го он подписал обращение группы известных литераторов к гражданам, правительству и президенту России, известное как «письмо сорока двух», присоединившись к требующим жестких действий в отношении защитников Верховного Совета России, ибо «эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли ее продемонстрировать нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии?»

Предлагалось, в частности, запретить и распустить все коммунистические и националистические партии и объединения. (А теперь оказалось, что эти силы, в том числе и фигурант московской осени-93 Виктор Анпилов, — необходимые союзники интеллигенции для борьбы с «гэбэшным режимом». Но это мы забежали вперед.) Интервьюеры «Свободы» увидели противоречие между тогдашним призывом своего гостя к демонстрации силы и апологией «миротворца» Басаева — Окуджава же противоречия здесь не усматривал:

«— Не кажется ли вам, что более чем решительные действия Ельцина в Чечне — всего год спустя, после кровавых событий в октябре 1993 года, — результат тех ваших призывов?

— Нет, это глубокое заблуждение, потому что я призывал к силе, а не к насилию. Сила — это значит сильная власть, власть, ответственная за себя и за свои поступки, власть, которая обязательно добивается исполнения своих постановлений. А насилие — это кровь, я всегда был противником насилия. Я за силу... За жесткую власть — не жестокую, а жесткую... Сила — это средство защиты, насилие — это средство подавления.

— Но нельзя ли в таком случае рассматривать наши действия в Чечне как защиту?

— Нет, это разбой. Самый явный и наглый разбой».

Не видели противоречия и интеллигенты — единомышленники Окуджавы. Во всяком случае никто это интервью не критиковал, что позволяет судить о нем не как о частном факте, а как о типичной интеллигентской позиции. А поэт-то, думается, и в самом деле был последователен, только не знаю, насколько отдавал себе отчет в истинных мотивах своей позиции.

«Сила — это когда бьют тех, кто этого заслуживает, а насилие — когда тех, кто этого не заслуживает» — такая логика свойственна не Окуджаве. Ему как интеллигенту никакое российское государство было не нужно, ибо в государстве он видел одну угрозу подавления, угрозу реставрации советского или царского режима. Но, с одной стороны, быстрая ликвидация государства была утопией, а с другой — именно подобные реставраторы боролись с тогдашней российской властью, следовательно, с государством. Поэтому интеллигентам надо было поддержать это государство, но исключительно как структуру, которая в перспективе сможет упразднить российскую государственность вообще.

Когда же государство принялось употреблять власть для решения других задач, объективно порожденных государственной логикой, то его сила стала тут же именоваться насилием. Никакой угрозы в дудаевых и басаевых интеллигенты видеть не могли, поскольку в их сознании ни частные лица, ни какое-либо государственное образование не способны к такому злу, как российское государство.

Храм — не для бассейна, а для панк-молебна

Насилие — для интеллигента это не только силовое восстановление государственного единства, как было с Чечней, но и явления куда более скромные. Например, феминистская группа Pussy Riot*** врывается в храм Христа Спасителя и устраивает там «панк-молебен «Богородица, Путина прогони!» Феминистки пели, «отплясывая прямо перед царскими вратами: «Черная ряса, золотые погоны — все прихожане ползут на поклоны. Призрак свободы на небесах. Гей-прайд отправлен в Сибирь в кандалах... Чтобы святейшего не оскорбить, женщинам нужно рожать и любить»... В припеве скандировали: «Срань Господня!» (Новая газета, 21.02.2012).

__________________________________
***В наиболее невинном варианте перевода названия группы Pussy Riot — «Бунт «кисок» — слово «киска», как и английское pussy, на вульгарном сленге имеет значение «женский половой орган»

Замаскированных участниц перформанса просто вывели из храма, не задержав, не устанавливая личность. Но все же им угрожает привлечение к ответственности за хулиганство, что, конечно, беспокоит российскую оппозицию. Ведь речь же идет не об устройстве вместо храма бассейна «Москва», как делала советская власть, а о творческом самовыражении.

«Новая газета» регулярно выкладывает на своем сайте видео перформансов группы, в том числе и этого.

Заодно с Pussy Riot оказался один из видных теоретиков российского современного искусства — руководитель проекта «Единой России» «Культурный альянс», член совета фонда «Сколково» Марат Гельман, тут же заявив в своем блоге — не смейте их трогать: «Хочу просто предупредить о двух последствиях. 1. Скандал с агитацией Кириллом за одного из кандидатов будет во время суда раздут до вселенских масштабов, так что патриарх будет главным, чья репутация пострадает... Второе последствие более важное для художественной среды и общества. Вместо реального обсуждения и критики все встанут (и я в том числе) на защиту феминисток». То есть Марат Александрович убежден, что патриарх вел незаконную агитацию, но готов не поднимать эту тему, если панкерш не тронут, а вот если тронут — примется раздувать скандал.

А казалось бы, недавний опыт должен был привить российский интеллигенции диалектическую широту взглядов на жизнь. Ведь он показал, что в стране возможно не только жесткое господство власти, но и господство криминального хаоса. Причем возник хаос 90-х вследствие радикальной попытки создать то самое государство, которое бы не давило на человека, а служило ему, с великими демократами в самой власти.

«Подвиги диссидентов, их идеализм и свободолюбие оказались скомпрометированы мерзостью повального воровства и братковских разборок», — написал Дмитрий Быков. Но того, что «Россия без Путина» грозит возвращением в мир подобных разборок, он не видит. И даже не задумывается, что нужно сделать, чтобы не наступить на те же грабли, что и в конце 80-х. В его фигуре с антипутинским плакатом на Болотной площади легко увидеть кабацкого шута, но невозможно разглядеть тонкого и, как показывают вышеприведенные строки, трезвомыслящего литератора.

(окончание следует)


Tags: Попов
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments