Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Category:

Ксения Касьянова, О русском национальном характере

Ксения Касьянова

Из книги "О русском национальном характере"

ГЛАВА 2

Аутсайдеры и их роль в истории

В своей монографии, озаглавленной "Современные нации", Флориан Знанецкий выдвигает идею о том, что нация создается группой интеллектуалов данного этноса, своего рода умственной аристократией данной эпохи, которая и вырабатывает комплекс культурных ценностей, долженствующий лечь в основание кристаллизующейся национальной культуры.

Этот тезис в последние десятилетия получил развитие, в частности, в работах польского социолога Юзефа Халасиньского, где он иллюстрируется конкретным историческим материалом. Эту концепцию мы и попытаемся изложить ниже, пользуясь материалом нашей отечественной истории.

/.../






В наше время, когда "интеллигенция" признана "прослойкой", т, е. вполне самостоятельной частью структуры социалистического общества, постоянно возникают споры о том, что же такое "на самом деле" интеллигенция. Главная посылка к возникновению всех этих дискуссий - отрицание того, что уровень образования может автоматически сделать человека интеллигентным. Эталоном при этом служит "старый", "прежний" интеллигент, в котором было "что-то", чего нет в современном, часто очень хорошо образованном и даже "культурном" (интересующемся различными культурными новинками и явлениями) человеке.

Глеб Успенский дает такое ("функциональное"!) определение интеллигента: "Интеллигенция среди всяких положений, званий и состояний исполняет всегда одну и ту же задачу. Она всегда - свет, и только то, что светит, или тот, кто светит, и будет исполнять интеллигентное дело, интеллигентную задачу"17. А в другом месте он еще более точно и конкретно определяет эту задачу интеллигенции для России в тот период времени, когда эта интеллигенция сформировалась и осмыслила себя именно как "интеллигенцию", т. е. как "несущую свет разума" в хаос нарушившихся отношений. "Нисколько не теряя веры ни в народную душу, ни в народный ум, мы, люди, принадлежащие к так называемой интеллигенции, но по несчастию забывшие, что обязанность наша непременно помнить только о благе общем, чтобы деятельностью в этом смысле оправдывать свое положение,- присутствуем перед поразительно-безобразным зрелищем. Видим, как "своими средствиями" - всегда тяжелыми, грубыми, мучительными, исполненными страданий, ошибок и напрасных мучений - народ ставит и пытается разрешить такие вопросы, которые давным-давно поставлены; глядим на это и знаем, что рано ли, поздно ли (десятками лет) он придет именно к тому фазису вопроса, который давно у нас уже перед глазами... Народ, идя к разрешению того или другого занимающего его вопроса, бредет ощупью, не зная завтрашнего дня... Мы знаем этот день и - молчим"18.

Интеллигент, следовательно,- это человек, имеющий концепцию культуры того общества, в котором он живет, и, в силу этого обстоятельства, за указанную культуру ответственный. Он обязан вносить свет этого представления в умы своих современников, сокращая тем самым родовые муки новых общественных состояний и структур. В этом смысл его существования и его призвание. Как видим, Глеб Успенский в середине XIX в. имел представление об интеллигенции весьма близкое к тому, которое в XX в. сформулировал польский социолог Халасиньский (см. выше, стр. 13). Функция интеллигенции как сословия - сплотить нацию на основе единства представлений. Но прежде это единство и сами эти представления должны быть выработаны.

В период распада сословного общества люди интеллектуальных занятий, принадлежащие к одной и той же культуре, составляли большую, но не беспредельно группу, все члены которой более или менее, прямо или косвенно, знали друг друга и в какой-то степени были связаны личными отношениями. Кроме того, в это время в сфере деятельности, связанной с созданием и поддержанием культуры, не было еще достаточно глубокого разделения труда. Тогда все интеллектуалы могли быть в какой-то мере энциклопедистами, людьми, знающими свою культуру в целом. Эти обстоятельства способствовали постоянному общению всех интеллигентов друг с другом в различных группах, кружках и салонах, свободным дискуссиям между ними по глобальным проблемам. Каждый человек, не затрачивая при этом совсем уж чрезмерных усилий, мог быть в курсе самых различных течений и направлений, знать все разновидности общественной мысли своего времени (или, по крайней мере, большую часть) и тем самым всегда держать в своем сознании схему собственной культуры, иметь представление о динамике ее и веере возможностей. И только при этом условии интеллигент считался интеллигентом, т. е. человеком, ответственным за национальную культуру, за будущее своего общества.

В силу неистребимой потребности любого человека ощущать свою принадлежность к какому-то целому, в котором существовала бы "личная связь между людьми как автономными свободными существами, связь, возникающая из общей системы ценностей"19 (разрядка моя. - К. К.), интеллигенты,- во всяком случае их активная часть, а таких было довольно много, поскольку сам "выход в аутсайдеры" предполагает определенную долю активности,- начинают работать над созданием такой системы ценностей и тем самым над определением лица складывающейся нации.

Следует еще раз акцентировать внимание на том, что Бронислав Малиновский вкладывал в понятие "активности нации как лаборатории культуры и прогресса"20. Своеобразие этого этапа существования этноса ведь в том и заключается, что нация возникает в особой ситуации, а именно: в условиях, когда сформировалась автономная человеческая личность, а следовательно, для того чтобы возникло новое этническое образование обязательно необходимо национальное самосознание. Другими словами, для того чтобы в этих вновь возникших условиях произошло новое объединение людей в этническое целое, между ними необходимо наладить связи другого типа, чем те, которые существовали раньше: в племени, народности и проч. Те, прежние связи были неосознанны и традиционны. Они распались. И теперь, для того чтобы восстановить единство между людьми, необходимо осознанное вмешательство в исторический процесс человеческой воли.

Выпадая из сложившихся социальных структур, человек, по выражению Глеба Успенскоговынужден жить "своим человеческим разумом". Какую же работу должен совершить этот разум, чтобы воссоздать разрушающееся целое? Перед ним стоит задача отрационализировать, перевести в план сознания и сформулировать некоторые ценностные структуры, существующие в каждом социализированном культурном существе на бессознательном уровне. Точно так же, как грамматические правила порождения высказывания известны каждому носителю языка, хотя он исключительно редко формулирует их для себя в вербальной форме, эти бессознательные ценностные структуры существуют в каждом представителе данного этноса, представляя собой порождающую грамматику поведения. В каждом человеке, принадлежащем к тому или иному обществу, они заложены воспитанием.

"Именно лингвистика, точнее, структурная лингвистика,- пишет Леви-Стросс,- приучила нас к мысли о том, что фундаментальные духовные явления, которые обусловливают и определяют общие формы языка, располагаются на уровне бессознательного"21. Между языком и культурой есть прямая связь, и не только по аналогии: "Язык является условием культуры, поскольку последняя обладает сходной с языком архитектоникой... Язык также можно рассматривать как основу, на которую нередко накладываются более сложные структуры того же типа, соответствующие различным аспектам культуры" 22.

Язык складывается и функционирует стихийно. По мере разрастания и усложнения его начинается процесс познания - извлечение правил, по которым строится речь, их описание, сведение в систему. Ту же работу по созданию грамматики социального поведения должна продолжить и интеллигенция в период распада локальных структур. Это - необходимое условие, для того чтобы высвобождающаяся из-под контроля общинного и сословного общественного мнения масса "автономных личностей" переформировалась в новое социальное образование - нацию.

Собираясь в кружках и салонах, обсуждая и дискуссируя различные вопросы, вырабатывая в связи с этим целый веер различных теорий и концепций, разбиваясь по различным "направлениям" и "движениям", интеллигенты обобщают и формулируют какие-то инварианты сословных и локальных моральных принципов и максим, упорядочивают их, выстраивают в систему, обосновывают, пропагандируют, наконец, требуют проведения в жизнь соответствующих им законов и институтов, которые организовали бы человеческие отношения с точки зрения именно этих максим и теорий, ссылаясь на "неотъемлемые" и "прирожденные" права человека. По существу же они проделывают работу по переведению в план сознания и формулировке своих собственных, заложенных в них первоначальным воспитанием структур социальных отношений, свойственных именно данной, взрастившей их культуре. И от того, насколько им удастся основательно и полно проделать эту работу, зависит не только неповторимое лицо будущей нации, но, в каком-то смысле, и сама ее судьба.

Утешительно было бы думать, конечно, что какие-то глобальные "законы истории" страхуют их в этот период, что как бы они ни действовали, все равно в конечном счете будет создано именно то, что нужно, поскольку настал соответствующий "этап" развития. Но такое предположение, по-видимому, слишком все упрощает. От усилий интеллигентов, от содержания их сознания в данный момент времени, от качества человеческого материала, вошедшего в состав этой группы, зависит слишком многое, в частности, эффективность процесса складывания нации, быстрота, безболезненность, успешность слияния множества изолированных, хотя и однотипных общин-"родин" в большое социальное целое.

Будущая нация должна воспринять вырабатываемые интеллигентами идеи и принципы как выражение собственных представлений и убеждений. Другими словами, интеллигенты должны выявить и сформулировать некоторые важные принципы и основы национального характера. 

http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kglava2.php



Tags: Касьянова, Успенский Глеб, статьи об интеллигенции
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments