Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Categories:

Дмитрий Быков как зеркало постсоветской интеллигенции

«Дмитрий Быков как зеркало постсоветской интеллигенции»

Дмитрий Быков © KM.RU, Илья Шабардин
Дмитрий Быков © KM.RU, Илья Шабардин

Тысячу раз прав был Достоевский, когда в «Бесах» показал неразрывную генетическую связь между русскими либералами и русскими революционерами

Почему Быков?

Писать о Дмитрии Быкове и о постсоветской интеллигенции не очень-то хочется (есть дела и поинтересней), но нужно. Прежде всего потому, что, замалчивая не слишком приятные вещи, мы рискуем в очередной раз «удивиться»: что же это с нами происходит и как мы дошли до жизни такой? А замалчивая подготовку очередной революции, которой нас так жаждет осчастливить постсоветская либеральная интеллигенция, или тем более потакая этой подготовке, мы все невольно становимся ее соучастниками – соучастниками самоуничтожения нашего общества и государства, нашей культуры, нашей истории, нашего настоящего и будущего.

Чтобы меня правильно поняли, сразу же скажу: мне многое не нравится в современной «путинской» России. Кому могут нравиться безбрежная коррупция и чиновничий произвол, разрушение науки, образования и медицины под видом «либеральных» реформ, рост преступности под «крышеванием» силовых структур, засилье криминала и пьяные водители за рулем, «мирно» убившие больше людей, чем все боевики на Северном Кавказе вместе взятые? Мне, как и всем нормальным людям, многое не нравится, но, в отличие от людей с очень короткой памятью, я очень хорошо помню, к чему привела «либеральная революция» конца 1980-х – начала 1990-х годов. К тому самому, что нам сейчас так не нравится.

Однако обо всем по порядку.

Прежде всего: почему Быков? А потому, что, в отличие от других лидеров нашей славной «непримиримой» оппозиции или членов ее не менее славного Координационного совета, Дмитрий Быков хотя бы в чем-то талантлив. И не по части самопиара, воровства денег, различного рода провокаций, путания с агентами иностранных спецслужб и т. п., а действительно талантлив как настоящий литературный критик, биограф и писатель. Правда, лишь тогда, когда его не заносит в политику, но об этом чуть ниже. Писать о Ксюше Собчак, о Борисе Немцове, о профессиональном революционере и провокаторе Сергее Удальцове или о братьях Навальных, Завальных, Развальных, Провальных, Подвальных и иже с ними просто нечего: там все ясно. Люди хотят популярности, власти и денег любой ценой, для них революция – это игра или прибыльный бизнес, а развал страны – гламурное развлечение. У них давно нет Отечества, но не потому, что они – пролетарии, а как раз наоборот.

С Дмитрием Быковым все обстоит гораздо сложнее. Я не только не исключаю, что ему небезразлична судьба России, но даже уверен, что он искренне хочет сделать жизнь для людей в России лучше. Но ведь многие хотели «как лучше», а получалось «как всегда». Дмитрий Быков необычайно активен и плодовит. Он то дает уроки детям в школах и лицеях, то пишет толстенные биографии поэтов и прозаиков, то издает многочисленные сборники стихов и творит многостраничные романы, то ведет передачи и выступает по радио и телевидению, то дает интервью, и еще при всем при этом активно участвует в оппозиционной политической деятельности. Он вальяжно расхаживает на сцене, где выступают на митингах лидеры оппозиции, организует «протестные гулянья» по бульварам Москвы, участвует в работе Координационного совета оппозиции, заваливает Интернет своими антипутинскими и антирежимными стихами, пламенно и непримиримо обличает Русскую православную церковь за ее сотрудничество с государством... Одним словом, Дмитрий Быков чем-то неуловимо напоминает пламенных революционеров XVIII-XX веков: тот же пафос, та же борьба с церковью и с государством («режимом»), та же бешеная активность, обусловленная темпераментом и «пассионарностью».

Недаром Дмитрий Быков восхищается Че Геварой, носит майку с его портретом (даже несмотря на укоры собратьев-либералов, которые Че Гевару очень не любят!) и посвящает ему проникновенные страницы. Правда, у Быкова как-то незаметно получается, что Че Гевара сражался вовсе не с империализмом Соединенных Штатов, для чего хотел создать против США «несколько Вьетнамов», а чуть ли не с Советским Союзом или с постсоветской Россией, что, вообще говоря, попахивает полным бредом и абсурдом. Но США и их империализм (сейчас это называется «глобализация») Дмитрия Быкова совсем не волнуют: он готов простить американцам все, даже убийство того же самого Че Гевары, коим он так восхищается. Че Гевара, на которого, как на зверя, охотились американцы, нужен Быкову как орудие борьбы против бюрократического режима, против засилья силовиков и чиновников-коррупционеров. Цель, может быть, в чем-то благородная и в нынешней российской ситуации даже вполне оправданная, но вот средства, мягко говоря, контрпродуктивные.

Совершить очередную революцию, о которой грезит Дмитрий Быков, конечно, можно, но неужели маститому критику и литератору, знакомому с историей, непонятно, что новая революция в России приведет, помимо большой крови, к еще большей коррупции, к окончательному криминальному беспределу и к еще более хищническому и уже ничем не ограниченному разграблению страны? Так, может, в этом и состоит истинная задача? Или Дима Быков хочет объединиться с не менее пламенными, чем он, исламскими революционерами, бегающими по Ближнему Востоку с оружием в руках, взрывающими мирных жителей, свергающими неугодные американцам режимы и стремящимися создать всемирный халифат?.. Как говорится, неисповедимы пути не только Господа, но и его ярого антипода, «князя мира сего».

Дмитрий Быков и политика

Когда читаешь критические очерки Дмитрия Быкова о русских и советских писателях, например, книгу о Пастернаке или об Окуджаве, возникает определенное уважение к автору, который не поленился раскопать многие факты, при этом мыслит нетривиально, а порой и парадоксально. Авторские оценки Быкова чаще всего неожиданны и заострены. Можно с чем-то соглашаться или не соглашаться (многое там спорно), но всегда есть над чем подумать. Однако совсем другое впечатление производит политическое и политически-историческое «творчество» Дмитрия Быкова, а также политические ярлыки и оценки, которые он щедро раздает всем, кто ему не нравится.

Невольно хочется сказать: ну не лез бы ты в политику и в политическую историю, и был бы умным, своеобразно и критически мыслящим человеком! Но нет, Дмитрию Быкову благодаря его темпераменту, «креативности» и «активной гражданской позиции» позарез нужно влезть в политику и изваляться в ней по уши. Конечно, это особенность не только Дмитрия Быкова, но и подавляющего большинства современных российских актеров, режиссеров, литераторов, художников и других постсоветских интеллигентов: все они считают своим долгом демонстрировать глубины своих познаний в политике, как правило, ничего в ней не понимая и даже не пытаясь понять. Все они точно знают, «что делать» и «кто виноват» – в лучших традициях российской интеллигенции.

Справедливости ради нужно признать, что в сегодняшней России подавляющее большинство депутатов и чиновников разбираются в политике точно так же, как актеры или художники. Почему-то считается, что музыке, актерскому или режиссерскому искусству, как и другим профессиям, нужно долго и упорно учиться, разбираться в профессии и в предмете, быть профессионалом в своем деле, а в политике с самого рождения все и так специалисты, начиная с уборщицы и кончая президентом.

Но, дорогие господа и товарищи, это вовсе не так! Политика – это одновременно и искусство, и наука. Политика – вещь очень сложная, тонкая и требующая многих знаний. Почему-то Конфуций, Сократ, Платон, Аристотель и многие другие великие философы считали политику и управление государством важнейшим и самым трудным искусством; все они, между прочим, рассматривали политику не как «грязное», а как очень трудное дело, требующее особых качеств и умений. А тут приходит кто попало и лезет в политику. Может быть, как раз из-за пренебрежения настоящими политическими знаниями, политической наукой, политическим чутьем и политической интуицией у нас в России почти не было и нет до сих пор ни настоящей политики, ни настоящих политиков?

Ведь это только в России могла возникнуть идея (совершенно, впрочем, утопическая), что из каждой кухарки можно воспитать государственного деятеля. Вдумайтесь, за всю тысячелетнюю историю России можно насчитать не более десятка настоящих талантливых политиков и государственных деятелей, да и те были в основном в далеком прошлом. Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Александр Невский, Иван III, объединивший Русь (но не Иван IV, прозванный Грозным!), Петр I, Екатерина II, Витте, Столыпин и, возможно, одна-две персоны из сонма советских вождей, партийных деятелей и дипломатов. И это все!

Остальные либо были безвольными игрушками в руках камарильи, либо не понимали, что делали, либо разрушали государство, как Ленин с Троцким или Горбачев с Ельциным, либо терпели крах из-за неумения провести нужный стране политический курс. Но зато среди интеллигенции всегда было огромное количество людей, которые знали «как надо» и целеустремленно готовили крах своей Родины и одновременно свой собственный личный крах. Потом эти же самые интеллигенты проклинали новый режим, приход которого они так самозабвенно готовили, обличали его зверства, долго-долго плакали и жаловались на свою действительно незавидную долю.

Вот и сейчас либеральные постсоветские интеллигенты стремятся во что бы то ни стало совершить очередную революцию. Они готовы брататься с кем угодно – с националистами, нацистами, анархистами, сепаратистами, террористами, – лишь бы свергнуть режим. При этом ни прошлый, ни недавний опыт (например, опыт Кондопоги или Манежки) их ничему не учит. Вызвать «бессмысленный и беспощадный» русский бунт – вот заветная цель. Но достижение этой цели, как и прежде, сопровождается обманом и самообманом: все, как всегда, делается во имя блага людей, защиты прав человека. свободы и «вхождения в цивилизованный мир», где нас ждут не дождутся. «Арабской весны» нам мало, подавай «российскую весну», от которой содрогнется весь мир. Такова цена полного политического невежества и дилетантизма, непонимания самой сути политики. А суть политики состоит не в разрушении собственного общества и государства (без государства общество не может существовать), а в их развитии для реализации интересов большинства.

Отсюда, разумеется, не следует, что политику надо отдать целиком на откуп депутатам, бюрократам и прочим деятелям, которые к настоящей политике не имеют никакого отношения, ничего в ней не понимают и занимаются политикой совершенно так же, как интеллигенты, то есть бездарно и не профессионально. Отсюда следует совсем другое – вывод, что политике надо всерьез и долго учиться, чем в России, увы, никто заниматься не хочет. Чтобы заниматься политикой всерьез, нужны глубокие знания в области политики, экономики. истории, культуры, дипломатии, но прежде всего необходимы политический талант и политическая интуиция.

Политический талант, как говорил Макс Вебер (был такой немецкий социолог и политолог, не глупее Димы Быкова), означает, во-первых, умение чувствовать настроения различных слоев общества, во-вторых, способность ставить важные для общества цели и добиваться их, и в-третьих, умение предвидеть не только ближайшие, но и более отдаленные последствия предпринимаемых действий. А политическая интуиция – это способность схватывать главное в любой сложной ситуации, даже без обработки огромного количества информации, цифр и фактов. Крупные, настоящие политики (а не политиканы) почти никогда не выходят из среды интеллигенции: они могут быть военными, как Эйзенхауэр и де Голль, юристами, как Франклин Рузвельт, или представителями небогатого служилого дворянства, как Столыпин. Но в любом случае настоящий политик обладает глубокими и разносторонними знаниями и прежде всего знанием реальной жизни, с чем у интеллигентов всегда дела обстоят плохо.

Дмитрий Быков, не обладая ни политическими знаниями, ни политическим талантом, ни политической интуицией, весьма самоуверенно судит о российской политической истории и о политике в современной России. Вообще с историей Дмитрий Быков «на ты»: все о ней знает, включая и то, на кого поставит история в будущем. На митинге 24 декабря 2011 года на проспекте Сахарова он завершил свою речь словами: «История поставила на нас – и положила на них». Что поставила история – шкаф или клеймо, и что положила – начало, зубную щетку или что-то неприличное, он не уточнил. Быков смело судит обо всей (!) политической истории России как об истории «абсолютно тоталитарного сообщества» государства-церкви: «Мне кажется, Церковь и государство тут служат общему идеалу – государству-церкви, о котором писал поздний Достоевский и которое рисовалось Константину Леонтьеву. Это строго иерархическое, абсолютно тоталитарное сообщество, где репрессивная мощь государства служит утверждению догматов глубоко бесчеловечного, строго иерархизированного, антикультурного и антиинтеллектуального лжеучения. От христианства, конечно, это предельно далеко» (Новых людей уже много // Аргументы и факты, 2012, № 51. С. 11).

Если разобраться, тут, кроме эмоций и обличений, ничего нет. Во-первых, непонятно, как это идеал, о котором писали во второй половине XIX века поздний Достоевский и Константин Леонтьев, стал жизнью, да еще задолго до рождения Достоевского, и Леонтьева (ведь союз церкви и государства был на Руси и в России чуть ли не с X века, с крещения Руси). Во-вторых, да будет это известно многоумному, но часто весьма поверхностному Диме Быкову, поздний Достоевский и Константин Леонтьев во многом спорили и расходились как раз по поводу роли и Церкви, и государства в России. Если Достоевский ни о каком «сообществе» государства-церкви и близко не помышлял, то для Леонтьева единство монархии и церкви было не самоцелью, а необходимым условием развития и расцвета культуры.

В-третьих, такое впечатление, что Дмитрий Быков постоянно путает Россию с Израилем или с Саудовской Аравией. Вот в Израиле (и в древнем, вместе с Иудеей, и в современном) действительно существовало и существует «сообщество государство-церковь», да еще какое сообщество! И оно «от христианства, конечно, предельно далеко». То же самое относится и к Саудовской Аравии, где до сих пор правят потомки пророка Мухаммеда. Но Израиль и Саудовская Аравия, которые с точки зрения США являются образцами демократии, опять-таки не интересуют Дмитрия Быкова: его интересует только «абсолютно тоталитарная» Россия. Наконец, в-четвертых, тот, кто общался с нынешним либеральным сообществом, не может не видеть, что именно это сообщество является «абсолютно тоталитарным», то есть не желающим никого слушать, всегда уверенным в своей правоте, готовым разнести весь мир ради торжества идеалов свободы и демократии.

Или другое утверждение Быкова. «Сейчас многие склонны уважать себя за предков, за размеры страны, за историю, за ресурсы – словом, за вещи, в которых нет никакой личной заслуги. А уважать себя надо за то, что сделал из себя лично ты. Воспринимать себя не как данность, а как материал для обработки, как первую ступень для достижения сверхчеловечности (в высшем, конечно, смысле, в философском, а не фашизоидном)».

Вроде бы все правильно: уважать себя и страну нужно не за прошлое, а за настоящее, за то, что ты сделал сам. Но... минуточку! А что, я сам возник на пустом месте? Если мне не на что опереться в своей культуре, в своей истории, в своей семье (которая была и до меня), то что я смогу сделать сам? А значит, чтобы сделать что-то самому, нужно ощутить, понять, пропустить через себя опыт предшествующих поколений и связать его с нынешней уникальной ситуацией. Нужна преемственность, без которой каждый обречен начинать с нуля и заканчивать этим же нулем. Иного, как любили говорить советские либералы в конце 1980-х годов, не дано. И размеры страны, и ресурсы тут не только предмет гордости (хотя и это предмет уважения к своим предкам), но и огромная ответственность, то, чем нужно мудро распорядиться, а не «профукать».

А самому Дмитрию Быкову разве не все равно, как будут относиться к нему его собственные дети – наплевательски или с уважением, уважая при этом и себя? Кстати, с идеей «сверхчеловечности» Быков носится давно и всерьез. Но был такой философ Ницше, который тоже писал о сверхчеловеке совсем не в фашизоидном, а в высшем, философском смысле. Потом пришли другие люди, немецкие нацисты, и нашли идее Ницше о сверхчеловеке совсем другое употребление. А история Дмитрия Быкова, разумеется, ничему не учит. Вот только может и его, и других сурово наказать, как наказывала уже не раз, за невыученные уроки и за заигрывание со «сверхчеловечностью»...

Полный текст - здесь:

Читать полностью:http://www.km.ru/spetsproekty/2013/01/18/publitsistika/701791-dmitrii-bykov-kak-zerkalo-postsovetskoi-intelligentsii

http://www.km.ru/spetsproekty/2013/01/18/publitsistika/701791-dmitrii-bykov-kak-zerkalo-postsovetskoi-intelligentsii
Tags: Быков, Пантин
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments