Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Гельман, Богомолов, Кабаков, Вишневский и другие отвечают Шмелеву

На сайте "Избранное" в конце прошлого года прошло обсуждение статьи А.Шмелева "Конец интеллигенции":

Невосторженный образ мысли

Новость    Позиция   
Полемика
Эксперты «И» не готовы подписаться под манифестом «Конец интеллигенции». У каждого из них свои аргументы.
16.12.2007 00:10

2 отзыва


Александр ГЕЛЬМАН, писатель, драматург

Молодой человек не понимает, каково происхождение интеллигенции. Пока в обществе велики объемы негласности, несправедливости, обмана, эксплуатации, жестокости интеллигенция в России будет снова и снова воспроизводиться. В этом смысле результаты прошедших выборов способны только стимулировать активность старой, пожилой и новой, молодой интеллигенции.
Было бы замечательно, если бы в России сложился подлинно демократический, разумный, человечный порядок жизни, при котором отпала бы нужда в активности интеллигенции. К сожалению, пока этого нет. И как бы молодой редактор не боролся с интеллигенцией и кто бы ему в этой борьбе не помогал или кому бы он в этой борьбе не помогал, это не приведет к желанной цели. Избавиться от интеллигенции можно только единственным образом - укоренив в обществе благоговение перед человеческой жизнью, уважение к правам и свободам человека. Интеллигенция откликается не на параметры политической конъюнктуры, а на требования совести.

Читатели «И» - Александру Гельману

stMichael
Да всё прекрасно понимает молодой человек г. Шмелев. Он ищет (или, как ему кажется, уже нашел) тему, ковыряясь в которой, можно хоть как-то всплыть на поверхность, "выйти в люди". Ну выйдет..., и среди кого он окажется? Что там у нас плавает на поверхности, исходя из народной мудрости? Ответ очевиден. Особенно после выборов.
Selfmade-PR managment в чистом виде
tnz
Замечательно ответили!
nick
Пока он самопиарится, он - главред газеты - ещё и мозги компостирует читателю в модном нынче направлении.

Юрий БОГОМОЛОВ, кинокритик

Господин типа главный редактор, видимо, имел глубоко законспирированный комплекс относительно своей недостаточной интеллигентности. Не исключено, что он его попытался изжить, но не изжил. И вот теперь, когда те партии, которые в его сознании ассоциировались с образованными, самоценными индивидами, катастрофически проиграли выборы (в честной или нечестной кампании – для него это не важно), он воспрянул духом. Значит теперь ему, Александру Шмелеву, мещанину, не нужно стремиться во дворянство. Тем более, что он там уже был. “Как ни крути, - признается автор “типа манифеста”, - я сам являюсь выходцем из "интеллигенции", хоть и пытался всегда себя от нее дистанцировать, искренне ненавидя интеллигентский снобизм, высокомерие, морально-нравственную деградацию и откровенное презрение к тому народу, среди которого им приходится жить...”
Оно, конечно, слог ничем не выдает принадлежность автора к этой самой интеллигенции – хоть в кавычках, хоть без них – ну, не станем придираться. Смею, однако, предположить, что если бы Полиграф Полиграфович Шариков, заведующий подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.), сумел бы избежать хирургического вмешательства со стороны профессора Преображенского, то, наверное, он еще немного подучился бы и смог бы сочинить что-нибудь “типа подобного манифеста”. И Шариков бы поднялся до высот пафоса господина Шмелева: “Это значит, что на сегодняшний день влияние интеллигенции на политику свелось практически к нулю. На что, на мой взгляд, в первую очередь, и была нацелена минувшая избирательная кампания, в процессе которой интеллигенцию "мочили" все - от Паши Данилина до лично "национального лидера" ("шакалят у иностранных посольств" и т.п.). "Мочили" идеологически, эстетически и стилистически. И, судя по вчерашним результатам голосования, таки "замочили"...
То-то я гадал, что это все время с нами, интеллигентами, делали Паши Данилины и Глебы Павловские… А они нас “мочили”. И вот результат: политику очистили не только от “бродячих животных (котов)”, но и от интеллигенции.
От кого еще будем очищать политику? Догадайтесь с трех раз.
У меня, высокомерного сноба, один вопрос к главному редактору “Взгляда”: “Господин Шмелев, а вы, у себя в коллективе, свои ряды уже очистили от бродячих интеллигентов-маргиналов? Или кое-кто и кое-где еще остался? Ну, хотя бы в отделе культуры?”.
Это я беспокоюсь, чтобы было кому литературно обработать ваши плохо написанные тексты.

Артемий ОХОТИН, врач

Послушай, дедушка, мне каждый раз,
Когда взгляну на этот замок Ретлер,
Приходит мысль: что, если это поза,
Да и дурная?..
А. С. Пушкин, с изменениями.


Россию накрыли сумерки. В сером тумане ходят серые тени, голоса звучат приглушенно, и пока вплотную не сойдешься, не поймешь: друг это или враг — палач, разбойник, комиссар. Люди цепляются друг за друга, кучкуются, боятся потерять своих. Вчерашний пьяный сосед сегодня вдруг становится комиссаром в черной косухе и с наганом. В такой ситуации обостряется нравственное чутье, любой поступок приобретает какое-то дополнительное значение, становится меткой. Понимаешь, что не все неплохие парни — хорошие люди. Вот и Шмелев, с которым всегда на Пасху христосовался в церкви (казалось — раз в церкви, значит свой), сегодня пишет "я голосую за Путина", предлагает "зачистить общественно-политическое пространство от интеллигентской заразы" и ограничить ее "площадками университетских кампусов" (читай лагерей, шарашек). Еще вчера это могло бы быть позой, хоть и дурной. Про такого говорили с иронией: он теперь националист, консерватор, демократ, правый или левый. И вдруг перелом: то, что было всего лишь позой (назвать это убеждениями, язык не поворачивается), обрело нравственное, черно-белое значение. Так диполи выстраиваются по магнитному полю. Вопрос становится ребром: ты с палачами или против них? Собственно, это и определяет порядочного человека, интеллигента в старом понимании: умение чуять дух времени и вовремя выстраиваться против поля, дистанцироваться от палачей. Шмелев же чует, куда ветер дует, и встает в правильную позу, дистанцируясь от интеллигенции. Мерзко и жалко.

Максим ОСИПОВ, врач


Цитата из Пушкина хороша, но мне вспоминается другая, из Чуковского:

Замяукали котята:
"Надоело нам мяукать!
Мы хотим, как поросята,
Хрюкать!"

Сделав выбор в пользу грубой силы, Шмелев и правда себя поставил вне семейства кошачьих. Интеллигенция много всего пережила, переживет и шмелевское хрюканье, от которого, я думаю, никто, кроме него самого, не пострадает. Ну а обещание бороться с интеллигенцией, используя служебное положение, автоматически означает, что руки поросенку подавать нельзя.

Читатели «И» - Артемию Охотину

Grek
Красивый комментарий. Но абсолютно пустой по существу. Непонятно, как автор мог встречаться со Шмелевым в церкви (да еще и считать из-за этого его своим) и одновременно причислять себя к "интеллигенции", характеризующейся в т.ч. "безрелигиозностью" (в том значении, о котором говорит Шмелев, в понимании авторов "Вех", "Из под глыб" и др.)

Почему удовлетворение по поводу уменьшения влияния этой "интеллигенции" на общественно-политическую жизнь (я вот тоже не уверен, что политика - лучшее занятие для "интеллигенции") приравнивается к "лагерям и шарашкам". Шмелев же, скорее, пишет про "кесарево-кесарю" (мол, поход "интеллигенции" в политику закончился, пусть возвращаются в "университетские кампусы", а политика у нас теперь - дело буржуазии и бюрократов, также, как в большинстве других стран Европы). В общем, у врачей много пафоса, но абсолютно ничего по сути. "Слышал звон, но не знаю, где он".

И откуда такая богатая фантазия? "Палачи", "лагеря", какой-то "выбор в пользу грубой силы"... Откуда все это взялось? Ощущение, что врачи Тарусской больницы живут в вымышленной реальности.

Впрочем, в этом они вполне себе похожи на Шмелева (не зря опознавали его как "своего"). Только тот живет в начале 20 века, защищает "царский режим", борется с революционерами, поддерживаемыми "прогрессивной общественностью" ("интеллигенцией"), читает "Вехи" и т.д. А эти живут в Советском Союзе, ждут, когда приедут "воронки", ненавидят "советскую власть" и ее "стукачей", слушают Галича и т.д. А в начале 21 века никто из них не живет. В общем, та самая типичная "интеллигенция", далекая от сегодняшней реальности.
aokhotin
Grek сказал:
Непонятно, как автор мог встречаться со Шмелевым в церкви (да еще и считать из-за этого его своим) и одновременно причислять себя к "интеллигенции", характеризующейся в т.ч. "безрелигиозностью" (в том значении, о котором говорит Шмелев, в понимании авторов "Вех", "Из под глыб" и др.)

Как мог встречаться -- не знаю, однако ж встречался и считал своим. Теперь сам удивляюсь. А причислять себя к интеллигенции, но не характеризоваться "безрелигиозностью", можно, например, вот так: http://www.vehi.net/samizdat/izpodglyb/06.html

Спорить с Шмелевым по сути не интересно и неприлично. Потому что дело не в том, что он говорит, а в том, когда он это говорит и как. Он не просто выражает удовлетворение политическими процессами, а четко идентифицирует себя с текущей властью (почитайте его блог: "Мы у власти") в тот момент, когда эта власть занимается мордобоем на самых разных уровнях. К этому мордобою он примазывается, называя его политической победой. Кирпичиками этой "политической" победы является убийство Юрия Червочкина, изибиение Олега Орлова, убийство Анны Политковской, поиск врагов, шакалящих у посольств, и мочение в сортире всего, что движется не в ту сторону.

Grek
aokhotin сказал:
А причислять себя к интеллигенции, но не характеризоваться "безрелигиозностью", можно, например, вот так: http://www.vehi.net/samizdat/izpodglyb/06.html

Ну автор этой статьи как раз типичный "веховец", он пишет и об "одержимости социальной идеей" и о привычке "оглядываться на Запад", ссылается на тех же С.Булгакова и С.Франка, на которых ссылается и Шмелев (статьи С.Франка и С.Булгакова в "Вехах", обличающие "интеллигенцию", ее атеизм и ее союз с революцией, есть на этом же сайте http://www.vehi.net/vehi/frank.html, http://www.vehi.net/vehi/bulgakov.html). Идейную безрелигиозность нашей "интеллигенции", отстранению которой из русской политики радуется Шмелев, прекрасно описал тот же С.Н.Булгаков:
"...извecтнo, чтo нет интеллигенции более атеистической, чем русская. Атеизм есть общая вера, в которую крещаются вступающие в лоно церкви интеллигентски-гуманистической, и не только из образованного класса, но и из народа. И так повелось изначала, еще с духовного отца русской интеллигенции Белинского. И как всякая общественная среда вырабатывает свои привычки, свои особые верования, так и традиционный атеизм русской интеллигенции сделался само собою разумеющеюся ее особенностью, о которой даже не говорят, как бы признаком хорошего тона".
Так что Ваша ссылка, скорее, за Шмелева, чем против него.

В общем, Вы еще раз подтвердили, что не вникали ни в суть рассуждений Шмелева, ни в смысл сборников "Вехи" и "Из- под глыб", ни даже в содержание статьи, на которую ссылаетесь. Но это неудивительно. Ведь
aokhotin сказал:
Спорить с Шмелевым по сути не интересно и неприлично. Потому что дело не в том, что он говорит, а в том, когда он это говорит и как.

Ну что ж, столетие назад также мало кто из "прогрессивной общественности/интеллигенции" захотел спорить с С.Франком и С.Булгаковым по сути. Ведь "когда в царских тюрьмах и ссылках томятся революционеры, власть не остановила погромы и т.д.". Чем это закончилось - известно. Так что такая истеричная и бессодержательная (не только Ваша, но и очень многих, к сожалению) реакция на шмелевские рассуждения создает ощущение, что Россия и правда движется по какому-то заколдованному кругу.

aokhotin

Судя по Вашим репликам, Вы совсем не поняли, о чем я толкую. Проблема или в том, что я плохо излагаю, или в том, что Вы занимаетесь демагогией, реагируя на ключевые слова.

Если проблема в первом, я могу предельно схематично объяснить свою позицию, видимо не очень ясно выраженную в моем тексте. Если во втором -- продолжайте пожалуйста в том же духе, у Вас неплохо получается. Моя мысль проста:
1. Можно иметь разные убеждения, хорошие и плохие, глупые и умные, модные и немодные.
2. Это не имеет большого значения, пока существует относительная свобода. Например, коммунисты в Америке
или даже в сегодняшней России вызывают скорее иронию и сожаление, чем негодование.
3. Когда кого-то начинают преследовать, ситуация меняется: исповедание убеждений становится общественным поступком. Например, общественным поступком было исповедание Православной веры в советское время, но не является таковым сейчас.
4. Исповедание убеждений, которых придерживается грубая сила (скинхеды, деспотичная власть), становится подлым общественным поступком, если исповедание этих убеждений сопровождается идентификацией с этой грубой силой.
5. Шмелев -- как раз такой пример. Власть подняла на свои знамена идеи, которым он сочувствует. Но он, вместо того, чтобы испытывать смущение (подобное
тому, которое я испытываю, когда Путин идет в Православный храм и крестится), демонстрирует щенячий восторг. Иначе нельзя назвать колонку с заголовком "Я голосовал за Путина!", заканчивающуюся словами "Слава России!"
6. Тем самым, Шмелев, хочет он того или нет (судя по оправдательным постам в его ЖЖ -- уже не хочет), становится сопричастен тому насилию, которое устраивает власть. Это подло.

При этом, я считаю, что Шмелев не прав и по сути. Понятно, что ЕР это не власть буржуазии. Понятно, что СПС и Яблоко не представляли на этих выборах интеллигенцию. Понятно, что собственно выборов как бы и не было. Понятно, что происходящее в РПЦ нельзя назвать возрождением Церкви. Понятно, что "план Путина" не имеет ничего общего с развитием России до 17-го года. И пр. и пр. Но это все область фактов, о которых можно было бы спорить с порядочным человеком.

Александр КАБАКОВ, писатель


Этот так называемый манифест производит очень странное впечатление. Прежде всего – полнейшим отсутствием логики. Собственно, а кто этот господин? Он демонстрирует все самые сильные и, пожалуй что, самые неприятные комплексы той самой интеллигенции, о которой говорит, что ей конец пришел. Он не кто иной как интеллигент, потому что мещанин, по его терминологии, или буржуа, не станет развенчивать интеллигенцию. Мещанин, буржуа к интеллигенции относится традиционно почтительно, с уважением, ценя ее за ту пользу, которую она может ему, мещанину, принести. А склонность поносить интеллигенцию присуща именно самой интеллигенции.
Конечно, на мой взгляд, у русской интеллигенции огромная историческая вина перед Россией. Она принимала участие, прежде всего, в подготовке переворота 1917 года и в самом перевороте – активнейшее. А с другой стороны, какое из сословий не приложило к этому руку? Может быть, крестьяне? Может быть, это не они жгли бар? Может быть, рабочие в этом не участвовали? Может быть, в этом не участвовали аристократы? Все приложили руку к тому, чтобы уничтожить ту Россию. И в этом смысле, конечно, за интеллигенцией много чего числится, но уж не настолько больше, чем за другими сословиями.
Вообще, это очень странно – вот это желание переложить ответственность за то, что произошло со страной, на ту группу, к которой принадлежишь. Это вообще свойственно русским людям. Русские люди склонны к себе дурно относиться. Трудно представить себе француза, который говорит не об отдельных плохих французах, а о том, что все французы ничего не стоят, ничего не могут, ни за чем не нужны и вообще приносят один только вред миру. А русскому человеку это свойственно чрезвычайно, причем в широчайшем диапазоне – от самобичевания до смердяковского желания, чтобы умная нация завоевала глупую. Все то же самое можно сказать об интеллигентах, которые поносят интеллигенцию. Это очень странное занятие - чисто интеллигентское, бессмысленное и нелогичное.

Читатели «И» - Александру КАБАКОВУ

nick
Александр Кабаков говорит:
"Собственно, а кто этот господин? Он демонстрирует все самые сильные и, пожалуй что, самые неприятные комплексы той самой интеллигенции, о которой говорит, что ей конец пришел. Он не кто иной как интеллигент, потому что мещанин, по его терминологии, или буржуа, не станет развенчивать интеллигенцию".

Позволю себе не согласиться с ним.

Во-первых, потому что Шмелёв такой же интеллигент, как я - господь Бог. Самое точное и лучшее определение принадлежит Алексею Симонову: "Интеллигент - это человек, чей гуманизм (т.е., уважение к инакомыслию, инакочувствию и инакожитию)шире, чем его собственные убеждения". Шмелёв соответствует этому утверждению с точностью до наоборот, но блестяще ложится в солженицынское "образованец".

Во-вторых, потому что категорически не понимаю и не принимаю понятия "интеллигенция". Люди умственного и творческого труда? Это совсем иной критерий: по нему и Адик Шикльгрубер, и добрый дедушка Ленин со стаканом морковного чая в руке, и Отец всех народов, и ксенофобствующие академики - интеллигенты. И пока мы будем так считать, мы будем при самых чистых своих намерениях плавать в мутной водице блудословия, как это, к сожалению, и случилось с Александром Кабаковым при всём моём к нему уважении. Интеллигент - явление сугубо индивидуальное. Может быть два, пять, тысяча, миллион интеллигентов, но это интеллигенты, а не "интеллигенция". И если вдруг исходно вроде бы интеллигентные люди начинают ходить строем с песнями о том, что "интеллигенция - говно земли русской", то с первого шага этого строя "социальной прослойки" они перестают быть интеллигентами. В определение Симонова имплицитно заложено понятие мужества, требующегося на то, чтобы быть гуманистом в далёком от гуманизма мире - то есть, быть личностью, а не просто Homo Sapiens. Это никакой группе не дано.

Шмелёв же, "использущий своё служебное положение" редактора интернет-издания, не интеллигент, а идеолог-подстрекатель. На собственных руках таких людей никогда не бывает крови - нет, руки будут по локоть в крови у тех, кому они запудрят мозги.

Поэтому, IMHO, когда обсуждаем такие вещи, надо бы поаккуратнее быть со словами.

somatic979

Мистер Шмелев выдал себя, самоназвавшись интеллигентом. Он - провокатор, и это не интеллектуальная провокация, а самая подлейшая, подлизывающая власть в ее позорных местах. Телевидение, видите ли, отражает настроение и пристрастия народа! Что за подонство! Народ блюет уже от этого телевидения. Чтобы это понять достаточно выйдти из кремлевской лакейской на улицу.

Александр ИВАНОВ, главный редактор издательства "Ad marginem"

“Типа манифест” Александра Шмелева построен на тезисе, который полностью состоялся в рамках написанного текста. То есть автор на собственном примере – и весьма убедительно – продемонстрировал “конец интеллигенции”, с чем и можно его поздравить.
Продекларировав поражение интеллигенции, г-н Шмелев не потрудился объяснить, ни что такое интеллигенция, ни что такое поражение. Тем временем в философии понятие “интеллигенция” означает некую способность мышления. Что-то, что мы определяем через способность думать. Так вот, похоже, что способность думать у автора, как сейчас выражаются, коллапснулась – и в этом смысле, безусловно, потерпела поражение.
Поражение мысли – явление, увы, распространенное. И интеллигент - это не тот, на кого можно пальцем указать. Человек в очках и с толстой книжкой под мышкой вполне может оказаться серийным убийцей. Интеллигент – это тот, кто в режиме real time подтверждает свою способность думать и выносить суждения. Обладает способностью суждения, как говорил Кант. Но автор явно имеет в виду что-то другое, в чем и сам не пытается разобраться.
Теперь о поражении на выборах. Вообще-то любое поражение является не эмпирическим фактом, на который можно указать пальцем, что и пытается делать автор, а предметом договора. То есть вы можете кого-то победить только в том случае, если побежденный признал свое поражение. Если не признал, то ваша победа будет незавершенной. Только обоюдное согласие, что одна сторона является победителем, а другая побежденным, открывает возможности для компромисса, создает новую ситуацию, в которой по-новому строятся отношения сторон.
Признает ли скончавшаяся, по мнению автора, интеллигенция свое поражение? Возможен ли консенсус по поводу ее новой позиции, нового режима отношений с властью? Проблема не сформулирована и даже не замечена.
А что предлагают нам к размышлению? Автор, грубо говоря, утверждает следующее. Некая инстанция мысли, способность мыслить, потерпела поражение, и сейчас мы будем не мыслить, а производить какие-то иные телесные действия – пукать, например, или чавкать, или причмокивать… Но думать мы уже не будем, потому что думанию пришел конец.
Не вижу смысла полемизировать с этим глубокомысленным тезисом. Другое дело, что тема, на которую замахнулся автор, имеет еще и социальный контекст. Речь, в частности, о том, что последние пятнадцать лет в мире происходит то, что можно назвать исчезновением среднего класса. На смену ему приходит офисный пролетариат, который экономически и имущественно даже благополучнее среднего класса. Но все прочие черты среднего класса – автономия, политическая позиция, способность к созданию институтов гражданского общества и так далее – в “офисном исполнении” деградируют. Следовательно, должны быть переосмыслены и основные фетиши классического либерального сознания – частная собственность, гражданское общество, свобода, средний класс. Россия не стоит в стороне от этого процесса, и Владимиру Путину, своего рода современному политменеджеру, приходится действовать в новой социальной среде.
Но эта тенденция требует отдельного разговора. Ни выборы, ни “типа манифест” г-на Шмелева тут ни при чем.

Борис ВИШНЕВСКИЙ, журналист

Прочитав опус Александра Шмелева, написанный, как сказал бы Фазиль Искандер, “с наглой улыбкой обесчещенного”, очень хочется вымыть руки или, хотя бы, компьютерный монитор. Действительно, “выходец из интеллигенции”. В том смысле, что вышел - и уже не вошел обратно. В этом смысле, его намерение “дистанцироваться от интеллигенции” вполне удалось…
Ну, в своей ненависти к интеллигенции он, конечно же, не нов. Достаточно вспомнить Владимира Ильича Ленина с его знаменитым: “интеллигенция – г…!”. И все коммунистические вожди интеллигенцию всегда люто ненавидели и старались выжечь “интеллигентскую заразу” в меру своих сил и умения, полагая, как и г-н Шмелев, что она в нашей истории играет роль “исключительно вредную и деструктивную”. Недаром рабочий класс и колхозное крестьянство у нас были главные, а интеллигенция – так, прослойка какая-то. И политически ненадежная, потому как обучена думать и сомневаться, а не просто выполнять команды.
“Интеллигент – это не человек с дипломом, портфелем и в шляпе, а тот, кто умеет думать о других”, - сказал когда-то Булат Окуджава. По его мнению, интеллигент должен обладать двумя главными качествами: неприятие насилия и терпимость к инакомыслию. А среди других качеств, присущих интеллигенту, принято отмечать такие, как совестливость, милосердие, честность и порядочность, неприятие лжи и лицемерия… И еще – “невосторженный образ мыслей” (для нашего поколения, выросшего на творчестве братьев Стругацких, именно это определение наиболее точно отражало наше собственное мировоззрение).
Г-н Шмелев, восхищаясь “окончательным и бесповоротным поражением интеллигенции” (признаком чего он почему-то считает малые результаты, набранные на выборах “Яблоком” и СПС), полагает базовыми качествами интеллигенции совсем другое: “снобизм, высокомерие, морально-нравственную деградацию и откровенное презрение к тому народу, среди которого им приходится жить”.
Спору нет: такие люди есть. И мы их знаем. Именно они, “утомленные подобострастием” (выражение замечательного актера Алексея Девотченко), прославляют президента, агитируют за “Единую Россию”, восторгаются “встающей с колен энергетической сверхдержавой”, умоляют президента остаться на третий и четвертый срок, с визгом припадают к хозяйским сапогам и заливаются истерическим лаем в сторону его врагов.
Имена называть нет нужды – они общеизвестны. Достаточно почитать газеты и посмотреть телевизор. Но какое отношение эти граждане имеют к интеллигенции? Ровно никакого. При этом нет никакого сомнения в том, что каждого следующего Хозяина они будут прославлять точно так же, в надежде получить свою миску чечевичной похлебки. И, конечно же, все они лютой ненавистью ненавидят настоящих интеллигентов – обладающих теми качествами, которых сами лишены…
Да, сегодня влияние интеллигентов на политику “свелось практически к нулю”, чем злорадно восторгается г-н Шмелев, выдавая при этом страшную тайну: что именно на это, “в первую очередь, и была нацелена минувшая избирательная кампания”. Действительно, была нацелена. И не только эта кампания – но и все предшествующие, начиная, как минимум, с 1999 года. Но ситуация неминуемо изменится – как это однажды уже произошло в нашей недавней истории, менее двадцати лет назад.

http://www.izbrannoe.info/22472.html