Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Categories:

В. Тепикин, Интеллигенция, ее роль в культурном процессе


  • Аннотация:
    Глава "Интеллигенция, ее роль в культурном процессе" научно-публицистической книги "Культура и интеллигенция". "Независимая газета": "Существует целая серьезная наука интеллигентоведение, которой занимаются пока немногие, но тоже серьезные люди. Один из них - кандидат исторических наук, профессор Российской академии естествознания Виталий Тепикин. Будучи специалистом по теории и истории интеллигенции, он обобщил свои знания в виде отдельной книги". ("НГ", "Экслибрис" от 8 февраля 2007 г.) "Литературная газета": "Выход в свет научно-публицистической монографии "Культура и интеллигенция" не обошел своим вниманием Кембриджский университет, давно проявляющий интерес к русской литературе". ("ЛГ" от 4 апреля 2007 г.) Интернет-энциклопедия "ВИКИПЕДИЯ": "Виталий Тепикин выделил эту особую общественную группу в качестве чисто русского феномена. Он предпринял достаточно успешную попытку консолидировать взгляды ученых, с этой целью сформулировал 10 признаков интеллигенции. В Кембриджском университете хранится его работа "Культура и интеллигенция", в которой признаки были представлены впервые".

Глава 2

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ, ЕЕ РОЛЬ В КУЛЬТУРНОМ ПРОЦЕССЕ





   1. Так кто же она, интеллигенция?




   Споры о сущности интеллигенции, ее роли в обществе, чертах ментальности получили чрезвычайное развитие в начале ХХ века. И именно в это время уже обозначились три подхода к определению интеллигенции. Первый из них главными характеристиками данной группы общества признавал духовные, закладываемые в человека при рождении и в процессе воспитания. Второй делал упор на социально-профессиональные особенности. В третьем случае интеллигенция рассматривалась в качестве неповторимой социальной группы, которая сформировалась в особых исторических условиях в России. Можно констатировать, что выделенные на восходе прошлого столетия концептуальные подходы к определению понятия "интеллигенция" функционируют и в наши дни, в современных исследованиях.






   Первоначально явно превалировал первый подход. Основная масса публикаций подавала интеллигенцию в качестве течения, традиции, общественной группы, где нет классов и сословий, а есть общее особое предназначение. Например, историк общественной мысли, социолог и литературный критик Р.В. Иванов-Разумник видел в интеллигенции "этически антимещанскую, социологически-внесословную, внеклассовую преемственную группу, характеризуемую творчеством новых форм и идеалов и активным проведением их в жизнь в направлении к физическому и умственному общественному и личному освобождению личности".1 У Н.А. Бердяева интеллигенция является "классом людей, целиком увлеченных идеями и готовых во имя своих идей на тюрьму, каторгу и казнь".2 Русский экономист и социолог М.И.Туган-Барановский не придает экономических очертаний интеллигенции, его более интересует этический подход, при котором интеллигента признают за "человека, восставшего на предрассудки и культурные традиции современного общества, ведущего с ними борьбу во имя идеала всеобщего равенства и счастья".1



   У В.И. Ленина в работе "Шаг вперед, два шага назад" (1904) была сформулирована марксистская версия определения интеллигенции, в ней к интеллигенции он относил "образованных людей, представителей свободных профессий вообще, представителей умственного труда".2 Именно это определение часто цитировалось и основополагающе подавалось в советской историографии, принимается оно также в современных условиях. Другое дело, что в советский период об интеллигенции говорили больше как о специалистах, отстраняясь при этом от других составляющих данного общественного явления. Присутствовало у марксистов и деление интеллигенции на классы - по уровню жизни, политическим взглядам. В.В. Воровский так прямо и писал: интеллигенция - "идеологическая группа, выражающая интересы того или иного класса".3



   Многие авторы, разделяющие как этическую, так и марксистскую позиции, неоднократно говорили о специфических чертах отечественной интеллигенции, вызванных культурным расколом России. У П.Б. Струве мы находим отношение к интеллигенции как к безрелигиозному отщепенству.4 У М.И.Туган-Барановского - как к группе, враждебно воспринимающей русскую историческую культуру.5 А Г.П. Федотов вообще на теории происхождения интеллигенции из культурного раскола построил свое определение интеллигенции. По его мнению, это "группа, движение и традиция, объединяемые идейностью своих задач и беспочвенностью своих идей".6 Интеллигенция - побочный продукт петровских реформ, поскольку возникла в результате объединения (или пересечения) двух культурных миров при попытке Петра I привнести западную культуру в Россию. Таково мнение Федотова.



   Безусловно, каждый из трех отмеченных подходов к определению интеллигенции имеет свои преимущества и недостатки. Каждый получил развитие в дальнейшем, доказав тем самым, что рамки сообщества интеллигенции слишком аморфны, расплывчаты, неточны, и выделить интеллигенцию в качестве четкой определенной группы в обществе практически невозможно.



   Правда, можно говорить об универсальности марксистского определения, не выставляющего границ между дореволюционной и советской интеллигенцией, или российской интеллигенцией и интеллектуалами Запада. Здесь действуют ленинские категории - "образованные люди", "представители умственного труда". Но универсальность дает осечку в отношении специфических черт отечественной интеллигенции, о которых вели речь немарксисты.



   2. История термина



   Первоисточником концепта "интеллигенция" можно считать греческое слово noesis - сознание, понимание в их высшей степени. Со временем греческий концепт породил в римской культуре слово intelligentia, которое несло смысловую нагрузку несколько иную, без тонкостей - хорошая степень понимания, сознания. Слово применил драматург-комик Теренций (190-159 гг. до н.э.). И уже позднее в латыни значение понятия трактовали способностью понимания (умственной способностью).



   В средние века понятие получило теологический характер и трактовалось как Ум Божий, Божественный Разум. Предполагалось, что им творится многообразие мира. Примерно в таком роде интеллигенцию ощущает и Гегель, заключая в своей "Философии права": "Дух есть <...> интеллигенция".



   В приближенном варианте к современным трактовкам слово было употреблено русским прозаиком, критиком и публицистом П.Д. Боборыкиным. В 1875 году он подал термин в значении философском - "разумное постижение действительности".1 Он же осознавал интеллигенцию и в социальном значении, а именно как "самый образованный слой общества".2 Это определение из статьи автора под названием "Русская интеллигенция", в которой, кстати говоря, П.Д. Боборыкин объявил себя "крестным отцом" понятия. Автор, надо отметить, несколько слукавил в отношении своей роли первооткрывателя термина, хотя даже размышлял над ним и ранее. В 1870 году в романе "Солидные добродетели" Боборыкин пишет: "Под интеллигенцией надо разуметь высший образованный слой общества как в настоящую минуту, так и ранее, на всем протяжении ХIХ в. и даже в последней трети ХVIII в." В глазах главного героя романа русская интеллигенция должна устремляться в народ - в этом находить свое призвание и нравственное оправдание. Однако уже в 1836 году к слову "интеллигенция" в своих дневниках прибег В.А. Жуковский - там, где писал о петербургском дворянстве, которое, по его мнению, "представляет всю русскую европейскую интеллигенцию".3 Не исключено, правда, что Боборыкин и не знал о высказываниях коллеги. Исследователь С.О. Шмидт, обращаясь к наследию В.А. Жуковского, выявил не только первое употребление им дискуссионного термина, но заметил и доказал почти современную его трактовку поэтом: как то - принадлежность к определенной социокультурной среде, европейская образованность и даже нравственный (!) образ мысли и поведения.4 Выходит, круг Жуковского уже имел вполне конкретное представление о такой общественной группе, как интеллигенция. А в 1860-е годы понятие всего лишь было переосмыслено и получило большее хождение в обществе.



   3. Сборник "Вехи" и реакция на него




   Начало двадцатого столетия, как уже отмечалось, ознаменовалось серьезными спорами об интеллигенции. Навсегда в историю вошел сборник "Вехи", увидевший свет в марте 1909 года. В этой книге рассматривалось мировоззрение русской интеллигенции, ее видение религии, философии, культуры, политики... Авторами издания выступили Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, А.С. Изгоев, П.Б. Струве, С.Л. Франк, Б.А. Кистяковский. Составителем и автором одновременно являлся М.О. Гершензон. Издание готовилось быстро. В октябре 1908-го Гершензон разослал письма-приглашения - через несколько месяцев книга ушла в печать. В первый же год выдержала еще четыре переиздания. Отклики измерялись сотнями.



   Философская концепция сборника статей о русской интеллигенции была положена еще в книге "Проблемы идеализма" (1902 года), в которой участвовали четыре "веховца" - Бердяев, Булгаков, Струве и Франк. В ней шла речь о полной бесперспективности развития общества без каких-либо позитивных изменений в сфере духовной жизни. В "Вехах" большое внимание уделяется духовному миру личности, анализируются религиозные и нравственные ориентиры русского человека - интеллигента. Но в них наблюдается отстранение от идеи объединения индивидуумных и единосоциумных ценностей. Наиважнейшими философскими категориями выдвинуты категории красоты, истины, добра. Социальная трактовка этих понятий в сборнике "Вехи" отведена на второй план, вперед выставлена личностная трактовка, то есть с позиции личности. Подчеркнута ценность интеллектуального движения. "Вехи" подвергли критике элементарное понимание культуры - "или железные дороги, канализацию и мостовые, или развитие народного образования, или совершенствование политического механизма" (Франк). Под культурой "веховцами" прежде всего было понято единство воплощения в жизнь моральных, философских, религиозных и эстетических ценностей, одним словом - духовных. Критиковали нигилизм и революционаризм на русской почве - за "жажду преобразований", выступали в поддержку христианской религии и за преодоление идеологического фанатизма.



   Доля критики в сборнике была велика, и "веховцы" первыми заговорили о последствиях идейного раскола внутри интеллигенции.



   Авторы "Вех" выделяли среди деятелей русской культуры интеллигентов "типичных" и интеллектуалов высокодуховных. Струве, Бердяев, Гершензон и Булгаков утверждали, что Новиков, Радищев и Чаадаев не являются интеллигенцией (и даже не ее предшественники). По их мнению, первый русский интеллигент - это М.А. Бакунин, за ним идут Белинский, Чернышевский. Первую и вторую группы имен "Вехи" называют "непримиримыми духовными течениями". За пределами интеллигенции в "Вехах" очутились крупные русские писатели: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тютчев, Фет, Достоевский, Чехов... Исключили из разряда интеллигенции также философов - Чаадаева, Хомякова, Вл. Соловьева и других. Таким образом, за интеллигенцию была принята последовательно политизированная часть общества, нацеленная на борьбу с самодержавием.



   Бердяев высказывал в "Вехах" позицию об "интеллигентской правде" - субъективной, на его взгляд, тенденциозной, без "философской истины". Кистяковский писал об ущербности правосознания интеллигенции. Гершензон звал интеллигенцию к "жизненному разумению" не по Западу, звал к национальной самобытности, которая сближает с народом. Изгоев посвятил свою статью интеллигентской молодежи, беда которой в плохом образовании, уродливом воспитании, безволии и демагогии в политике.



   Реакцию на сборник "Вехи" долго ждать не пришлось, она последовала как от правых, так и левых сил (от Д. Мережковского до В. Ленина). Увидели свет четыре антивеховских сборника: "В защиту интеллигенции" (М., 1909), "По вехам. Сборник об интеллигенции и "национальном лице" (М., 1909), "Интеллигенция в России" (СПб., 1910), "Вехи" как знамение времени" (М., 1910). В изданиях взяли слово П.Н. Милюков, Д.Н. Овсянико-Куликовский, К.К. Арсеньев, М.И. Туган-Барановский, а также другие. Не молчали и те, кто одобрил сборник - В.В. Розанов, А. Столыпин, А. Белый... Противники не признали веховской переоценки ценностей. А в этом таилась суть. Ведь вехи - это ориентиры движения, предназначенные для возвращения назад. В случае со сборником - для обзора исторического пути, переосмысления пройденного.



   Традицию переосмысления прошлого продолжил сборник "Из глубины" (сборник статей о русской интеллигенции)" (1919), рожденный в основном авторским коллективом "Вех". Затем была "Смена вех" (1921) - тоже о русской революции, но с позиции противников сборника "Вехи". А спустя годы группа диссидентов - А.И.Солженицын, И.Р.Шафаревич, М.С.Агурский и др. - создали сборник "Из-под глыб", изданный за рубежом в 1974 году. Издание вышло пафосным, с критикой тоталитаризма.



(продолжение следует)











Tags: Тепикин, определения, статьи об интеллигенции
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments