Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Олег Стеценко, Что такое есть русский интеллигент?

МОЙ ВЫБОР 00:03  /  21.07.14

Что такое есть русский интеллигент? (моя переписка с американским родственником)

Мне кажется, что с начала времен, люди нуждались в тех, кто готов взять на себя ответственность. А раз такая потребность есть, значит и появляются люди, которые пытаются это делать.

Я лично вижу это как способ реализации свободы. Например, живет племя или народ в рабстве, и может так жить веками. В рабстве многим хорошо.

Если уж кто-то настолько богат или силен, чтобы иметь раба, значит не в землянке живет, значит есть дом, имущество, еда. Раба кормят, лечат, одевают, за него же заплатили (или завоевали), жалко будет, если помрет.

Раб ни за что не отвечает. В том, смысле, что наказать могут, но виноват он только перед хозяином. Могут и побить и даже жизни лишить, но это может произойти и со свободным человеком. Зато никаких угрызений совести – нужно друга повесить, поморщимся и повесим. Хозяин приказал, у меня не было выбора.

Раб беспокоиться только о себе. Он не может и не должен беспокоиться о других, потому, что так он посягает на дело, которое выполняет хозяин.

Очень удобно, не правда ли? Или, как сейчас принято говорить, комфортно.

Но, почему-то, это не всех устраивало. Это лишено биологической логики, но есть люди, которым нужна свобода.

Человечество эволюционирует. Не в рамках вида, конечно, а в области морали. Также развивалось и это беспокойное племя. Мне кажется, что можно проследить некий генез. Причем есть и некий аналог естественного отбора – людские заблуждения, заставляющие вымирать тупиковые ветви развития, оставляя ископаемые-легенды и атавизмы.

Очевидно, первыми такими были люди, обладающие либо большей физической силой, либо умением драться. Этим бойцам хватало смелости поднять руку на хозяина, чтобы или убежать или, даже, захватить власть. Но были ли они интеллигентами в современном понимании этого слова? Конечно, нет. По крайней мере, очень немногие. Как правило, они беспокоились только о себе. Им нужна была их свобода, а те, кто участвовал в бунте были для них подспорьем, пока были нужны. Мы знаем, что бывает с соратниками бунтарей после победы. Уже на второй день они становятся врагами, а тех, кто был спасен ждет участь нового рабства. Причем еще не известно, какой хозяин был лучше – старый или новый. При этом жизнь победителей ничем не отличалась от обычного рабовладельца, они жили в страхе. Они боялись, что появиться кто-то сильнее их и совершит с ними то, что сделали сами.

Значит, завоевание свободы только полдела? Важно еще ее удержать. Поэтому и появились те, кто начал понимать, что беспокойство о благе подчиненных – важное условие сохранения своей головы. Такое положение можно и сохранять долго, и передать по наследству. Так и появилось то явление, которое, как мне кажется, можно назвать термином аристократия. Человек расширял возможности своих вассалов, чтобы у них было меньше соблазна для бунта, но, тем не менее, оставлял за собой армию. Он беспокоился о подчиненных, он даже позволял им что-то решать, хотя, так или иначе, но окончательное решение, особенно в важных вопросах принадлежало ему. Так что вассалы не несли ответственность за те преступления, которые были совершены по приказу соверена, князя, царя. Но могли довольно свободно распоряжаться на своем дворе.

Но как им удавалось подчинять себе людей? Ведь истинным завоевателем был, как правило, только первый член династии. Остальные отпрыски могли быть совсем немощными, а порой и малограмотными.

Потребовались навыки другой древней категории людей:  исследователей. История показывает, что «ботаники», «яйцеголовые» умники появились не вчера. Хочу подчеркнуть, что это действительно отдельная категория людей, поведение которых не всегда объяснимо логически. Они делают открытия только по одной главной причине – любопытство. Им искренне интересно, что получиться, при этом разговоры о том, что это принесет пользу людям, как правило, не более, чем красивая сказка. Скажу больше: настоящего исследователя мало беспокоит даже собственная польза. Готовы ли они отвечать за последствия или за жизнь или благополучие других? Не обязательно. Само по себе образование не может быть характеристикой морали.

Зато оно может послужить тому, что сейчас принято называть харизмой.

Это было использовано аристократами в полной мере. Фактически, постепенно, это стало неким стандартом, позволяющим не сомневаться в праве человека подчинять себе других. Это вызывало конфликт, почему тогда правит Артур а не Мерлин? Но это решалось искажением научного подхода. Создавалась мистическая парадигма, основанная на псевдонаучных домыслах.

Появлялись объяснения более высокого происхождения, основанные на том, что у благородных лошадей породистые жеребцы, также и у людей, для того, чтобы стать интеллигентом, нужно быть разборчивым в выборе родителей.

Эта идея не выдерживает ни научной ни моральной критики. Во-первых, она сама по себе лишает возможности получения свободы у тех людей, которые «неправильно» родились. Хотя мы все знаем, что многие «кухаркины дети» стали действительно великими. Они радели о благополучии даже тех, с кем не были знакомы, что делает их гораздо более благородными, чем многие наследники древних родов. Во-вторых, сейчас мы уже знаем, что человечество на определенном этапе развития прошло через бутылочное горлышко, когда на всей земле была всего лишь одна женщина. Так что говорить о какой-то генетической предрасположенности к благородству могут только малообразованные люди.

Но что-же дальше? А дальше был 20-й век.

То, что случилось за это столетие трудно переоценить. Человечество должно вынести гораздо больше и гораздо более важные уроки из этого периода, чем даже из древнего мира или эпохи великих географических открытий.

Мы переступили через такие моральные принципы, которые были табуированы даже у пещерных людей. Те массовые убийства, которые совершались благодаря научным достижениям, те технологии обмана и управления убеждениями целых народов, которые были использованы в этот период показали нам, что понятие свободы и стремление к ней для нас уже перестали быть каким-то украшением нашего достоинства. Это жизненная необходимость. Иначе мы вполне способны уничтожить сами себя. Нам хватит и технологий, и беспринципности.

Таким образом, понятие интеллигент стало настолько важным, что пора сформулировать, что же мы должны понимать, произнося это слово.

Итак:


  1. интеллигент, это человек, который превыше всего ставит понятие свобода.

  2. превознося свободу, он отдает себе отчет, что это дает ему возможность нести ответственность, причем он не рассматривает это как наказание, он считает это естественной необходимостью. Он избегает заблуждения о свободе без ответственности, понимая, что это вседозволенность.

  3. Ответственность создает границы его свободы, которые он, опять же, определяет сам, исходя из возможностей нести ответственность.

  4. ценя свою свободу, он уважает свободу других людей. Это обязательное условие, лишающее его возможности, а, порой, и необходимости отвечать за других.

  5. уважая свободу других людей, он не может проводить какую-то дифференциацию, он принимает идею о полной равноценности всех представителей человечества, вне зависимости от расы, происхождения и пр. Его толерантность ограничена только одним - его собственными границами свободы.

Использование такой схемы многое объясняет и спасает от многих заблуждений.

Например, если человек амбициозен, он хочет расширить область своей свободы, но ему нужно тогда нести и большую ответственность, согласно п.3. Значит, ему нужно образование. Он должен понимать механизмы тех процессов, которые собирается задействовать, иначе он не может отвечать за результат. Это обман и фикция, когда дилетант берется что-то решать, руководствуясь только тем, что ему хочется большего, а, отвечать он не боится. В этом нет никакой смелости, тем более, что, как правило, в таких ситуациях дилетанты предпочитают, чтобы отвечали другие.

Однако, это типичное заблуждение, что образование делает человека интеллигентом. На самом деле, важно, с какой целью он его получает. Если ему просто любопытно, что получиться, если смешать содержимое двух пробирок, он может нанести вред другим, и, значит, ограничит их свободу. Это нарушит положение 5. Истинный интеллигент будет беспокоиться о результатах и переживать, если они были использованы во вред.

По мне, так умственно отсталый, но порядочный человек будет куда более интеллигентней того, кто использует образование для того, чтобы кого-то поработить.

Кстати, о порядочности. Как правило, под этим словом понимают надежность. Но это не совсем так, Надежный человек способен жертвовать своей свободой, причем делать это искренне. Фактически, апофеоз надежности, это человек-робот, без совести и чести, готовый демонстрировать преданность. Не будем лукавить, большинство из них, практикуя такое поведение, прекрасно понимают, что им поручают «грязную работу», которая может опорочить хозяина. И у них иногда просыпается совесть, но они ее убивают тем, что они просто выполняли приказы. Да и целью такой модели является, как правило, не что иное, как карьерный рост – возможность порабощения других, которые займут его место.

Поэтому надежность без анализа, без сострадания не может считаться интеллигентностью.

Анализ предполагает толерантность. Готовность признать свою неправоту. Потому, что только так, не упорствуя в своих убеждениях, а постоянно сверяя их с другими мнениями, я могу удостовериться в их истинности. Причем, если эти убеждения окажутся устаревшими, или изначально неверными, я могу от них отказаться. Это не слабохарактерность, а определение границ свободы (п. 3) и уважение свободы других (п. 4)

В то же время, если кто-то переступает границу моей свободы, я не буду проявлять гипер-толерантность только на основании того, что «я могу заблуждаться». Если мои убеждения не удалось поколебать, я буду вправе защищать свою свободу.

Говоря о правилах приличия, нужно только отметить, что интеллигентный человек не будет их нарушать только по одной причине – он не желает, чтобы кто-то был ущемлен. Но это не зависимость от мнения окружающих. Не рисованное, показное стремление к соблюдению этикета. Это учет того, что ведя себя так, что это может вызвать страх, я буду посягать на область свободы моих визави. Поэтому интеллигенту легко найти общий язык с каждым, кто не хочет быть порабощенным или порабощать. Даже если они будут пользоваться разными традициями, это не испортит их отношений. Если какие-то обычаи будут неприемлемы в присутствии собеседника, они смогут это проанализировать, определив границы свободы.

Например, сервировка стола, на котором был только черствый хлеб была не показной, не игрой на публику, это были необходимые атрибуты тех принципов, которые исповедовали эти люди. В то же время, ученые-биологи, которые в сталинских лагерях ели земных червей, личинок, лягушек оставались интеллигентами, потому, что они не зависели от мнения «паханов», живущих «по понятиям». Им хватало образования, чтобы понять, что это питательная и более чистая еда, чем та баланда, которую им давали на камбузе.

*

В России в 20-м веке были созданы прекрасные условия для естественного отбора того типа людей, которых можно назвать интеллигенцией. Да это было страшное время, которое проверило на прочность практически все убеждения и заблуждения.

Если начало века ознаменовалось искушением нарушения 2-го пункта. Революция дала такую «свободу», за которую можно не отвечать. Все было оправдано высшей целью – победой пролетариата. После этого, всем стало ясно, к чему приводит это желание расправить крылья, даже если их нет. Руководствуясь именно борьбой за свободу, были физически порабощены все, кто был способен к анализу, даже если он не показывал этого. Достаточно было подозрений. Было выдвинуто требования слепого подчинения и надежности. «Люди-гвозди» создали заводы, на которых потом работали те, кто этого не хотел. Так начала формироваться «новая аристократия».

Люди начали делиться на людей, которые «равны», и на тех, кто «ровнее других».

Вторые брали на себя ответственность за весь народ, причем, на каком-то этапе они начали понимать, что без эзотерической, мистической сущности им свое положение не удержать. Тогда были призваны ученые-дилетанты, которые сформировали «жизненные необходимости и потребности». Даже была сформулирована псевдо-идея, ради которой можно было пренебрегать любыми свободами, и использовать ее в любых спорах вместо анализа – построение коммунизма.

Однако, построенная промышленность нуждалась в истинных специалистах. И тогда начали появляться люди, которые настаивали на анализе. Они требовали толерантности, потому, что были фактическим материалом ее проявления. Их невозможно было игнорировать. Эти ИТРы здорово испортили обедню «новой аристократии».

Причем, самое их неприятное качество было то, что они не собирались зависеть от мнения общества. Их невозможно было купить. Им было интересней беседовать с водопроводчиком, который не запятнал свою совесть, чем с партократом, купающемся в роскоши. Их пытались обвинить в невоспитанности, они уходили во внутреннюю эмиграцию.

Поколение дворников и сторожей настолько выкристаллизовало саму сущность возможности жить свободно, что после этого уже не было ничего страшного. Эти новые схимники, которые, подобно Христу пошли на распятие ради того, чтобы воскреснуть, и таким образом, смертию смерть попрать, девальвировали все, что только могло предложить общество, которое на тот момент считалось доминантным. Они обезоружили тех, кто грозил угнетением, они не купились на спецраспределители. Они оказались бельмом на глазу империи, секвестром в ногах колосса.

Когда колосс рухнул, во многом благодаря именно тем, кто не стал кирпичом в стене, пришло еще одно испытание.

Так всегда бывает, после огня и воды идут медные трубы.

В 90-е и нулевые оказалось, что они больше не нужны! Из них сделали рекламный постер, написав на нем дурацкий лозунг «Интеллигенция всегда против!» и выставили на продажу рядом с календарями, на которых было начертано «I want to believe» и «Make Love not War».

Таким образом великие выражения стали брендом для парфюмерии, а на интеллигента надели смирительную рубашку, поставив ему диагноз – психопатия.

Господа! Это не повод для отчаяния. Это просто еще одно испытание, которое должно нам показать, где мы ошибались.


  • Мне видится выход в том, что каждый интеллигент должен нести только персональную ответственность. Можно накинуть сеть на группу людей, но не на каждого в отдельности. Мы не должны считать, что интеллигенция, это люди, которые обязаны объединять свои усилия на основании того, что у них сходные убеждения. Нет никаких «мы – интеллигенция». Есть только «я – интеллигент», и моя персональная ответственность перед Богом.

  • Мы не должны идти за кем-то или вести кого-то за собой. Мы можем только идти рядом, но это не значит, что мы идем вместе.

  • Мы не должны быть заинтересованы в увеличении своих рядов. Мы можем только демонстрировать наш образ мышления, если он кому-то понравиться, он может его разделить, Но он не будет моим приемником, а я его наставником. Я также буду уважать его мнение, как и раньше, даже если я буду с ним не согласен.

https://snob.ru/profile/28602/blog/78765

Tags: Стеценко
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments