Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Category:

Михаил Пикитан и Юрий Шлёнский, Интеллигенция и мелкие хозяйчики


Интеллигенция и мелкие хозяйчики
Михаил Пикитан и Юрий Шлёнский
I. Введение
Интеллигенция играла значительную, а в некоторые периоды даже определяющую роль в русской истории последних двух столетий. Поэтому феномен интеллигенции уже давно вызывает большой интерес и о нем немало написано. Однако серьезных и интересных попыток разобраться в нем гораздо меньше. Большинство статей и книг на эту тему пишутся представителями самой интеллигенции и не являются объективными. Упомянем те из известных нам исследований, которые кажутся нам наиболее интересными. Из дореволюционных публикаций можно упомянуть известный сборник "Вехи", последующие работы некоторых из его авторов, а также В.В.Розанова. Глубоко понимал природу интеллигенции В.И.Ленин. В новейшее время появилось много новых работ на эту тему. Наиболее интересны в этом отношении работы Дмитрия Галковского, в частности статья "Русская политика и русская философия"1. Вопрос также исследовался Пионером2. Этот список ни в коем случае не претендует на полноту, однако здесь мы ограничимся им.

Тем не менее, полной ясности в вопросе о природе интеллигенции как явления пока, на наш взгляд, достигнуть не удалось. В частности, не удается связать воедино два периода ее существования, разделенные революцией. С одной стороны, русская и советская интеллигенции видятся родственными или даже идентичными явлениями. С другой, не могут не бросаться в глаза и некоторые различия. Где в 70-90-е годы XX века та самоотверженность, с которой русские революционеры XIX -- начала XX века боролись за свои идеалы? Её исчезновение конечно можно объяснить жесткостью советской власти, так контрастировавшей с либерализмом царского правосудия. Однако думается, одного этого соображения недостаточно. Известно, что одних репрессивных мер недостаточно для борьбы с социальной болезнью. Недуг не исчезнет, пока существуют условия, его порождающие. Но интеллигенция жива и, более того, на первый взгляд, сильна как никогда, а терроризма или других видов насильственной борьбы -- нет. Значит, что-то изменилось. Что же?

Ниже мы попытаемся прояснить как природу советской3 (а значит и нынешней российской) интеллигенции, так и причину ее отличия от интеллигенции дореволюционной. Мы покажем, как был устроен социальный механизм, действие которого произвело указанную метаморфозу. Косвенно изменение отразилось на всем советском обществе и во многом определило ход его истории. Мы обсудим сущность этого процесса (который мы назовем раскрестьяниванием страны) и сравним его ход с ходом аналогичных процессов в истории других стран, а именно Англии и Франции.

Для наших выводов мы использовали теорию менталитетов Сергея Переслегина4, краткое изложение которой с нужными нам изменениями и дополнениями дано в следующем разделе.

Настоящая статья имеет следующую структуру. В разделах II и III мы коротко сформулируем две модели, необходимые нам для дальнейшего. Это теория менталитетов (раздел II) и модель интеллигенции как социального феномена (раздел III). В разделе IV мы обосновываем тезис о подавляющем преобладании буржуазного менталитета в среде советской интеллигенции 70-90-х годов XX века. Раздел V дает картину исторических процессов, приведших к такому результату. В разделе VI обсуждается влияние этих процессов на историю России и историческая задача, решению которой они способствовали. В разделе VII процессы эти сравниваются а аналогичными в истории Англии и Франции, прошедшими без участия интеллигенции. Заключение дается в разделе VIII.

II. Теория менталитетов
Теория менталитетов в том виде, в каком мы ниже будем ее использовать, была сформулирована Сергеем Переслегиным10. Менталитет можно определить как систему ценностей данной личности. Это удовлетворяющее нас огрубление. Более развернутое определение можно найти в исходной статье Переслегина. Переслегин считает, что менталитет предположительно формируется в детском и раннем подростковом возрасте, после которого, как правило, меняется уже незначительно. По-видимому, что это не всегда так и в определенных ситуациях изменение менталитета в зрелом возрасте возможно11. Менталитет определяет истинные приоритеты человека в его взаимодействии с обществом (с большими социальными группами). Теория менталитетов описывает сознательную деятельность человека.

Менталитет каждого человека, выросшего в современном (и не только современном) обществе может быть представлен в виде определенной комбинации так называемых базовых менталитетов. Базовых менталитетов не так много, и мы можем привести их список с краткими характеристиками:

1. Варварский. Основные ценности -- жизнь, сила. Деньги для него -- ничто. Варвар -- коллективист. Как пишет Переслегин, "с социальной точки зрения "варвар", как правило, отождествляет себя с микрогруппой, в роли которой может выступать семья, компания друзей, коллектив единомышленников".

2. Аристократический. Основные ценности -- честь, воля, достоинство12. Деньги для аристократа -- лишь средство. Аристократ всегда действует в одиночку и убежден в собственной исключительности. Он уважает варвара на войне и снисходителен к нему во время мира. Аристократ считает варваров детьми. Простой дворянин конечно не считает себя хуже князя (считает себя равным королю), но знает, что князь лучше него. А противоречия беспокоят только интелей.

3. Интельский. Ценности -- идеи, убеждения, формальные системы. Физическое развитие отстает. Интель интересуется идеями в их взаимодействии и логическом развитии. Они имеют для него самостоятельную ценность. Процитируем Переслегина: "Интель опасается как варвара, так и аристократа, их силы и их "хаоса" (произвола). К аристократу интель относится с примесью некой зависти, граничащей с уважением. Дело в том, что и интель и аристократ могут защищать заведомо абстрактные убеждения. Разница лишь в том, что аристократ может за них умереть, а интель отступит и будет потом писать о необразованности, дикости и примитивности людей в СМИ."

4. Буржуазный. Основные ценности -- собственность, обеспеченность, безопасность. Снова процитируем Переслегина: "Буржуа сотрудничает с интелями, жалея их за неумение жить и потреблять, но раздражается от бесчисленных обсуждений и опасений интеля, которые идут в ущерб делу накопительства. Буржуа боится варваров, которые могут экспроприировать деньги, и ненавидит аристократов, которые презирают Бога капитала. Аристократов и интелей буржуа не может понять".

5. Пятый (обобщенный). Мы называем так, возможно, целую группу менталитетов, которые можно назвать просветленными. В современном западном обществе они не распространены и для целей настоящей статьи рассмотрение их не является необходимым. В дальнейшем мы будем рассматривать только первые четыре базовых менталитета.


Четыре менталитета в детстве "искушают" каждого человека. Ребенок видит массу образцов в литературе, кино, искусстве, наконец в окружающей жизни. Ему демонстрируются различные ценностные установки, и ребенок выбирает себе какую-то из них или их комбинацию. На выбор могут оказывать влияние как личные склонности человека, так и обстановка, в которой он растет. Обычно именно обстановка является определяющей.

Анализ исторического генезиса менталитетов, данный Переслегиным, кажется нам не совсем верным. Мы предлагаем следующую схему. Базовые менталитеты следует разделить на две пары по специфичности/неспецифичности для человека:

1. Варвар и буржуа. Это древнейшие менталитеты, их можно наблюдать у животных, которые способны образовывать лишь самые простые социумы. Варвар соответствует хищнику, а буржуа -- травоядному. В патриархальном обществе варвары -- воины, а буржуа -- крестьяне. Соответственно:

а) Варвары (хищники) образуют стаю. Они собираются вместе для нападения. Их рефлекс -- нападать. Вместе нападать сподручнее.
б) Буржуа (травоядные) образуют стадо. Они собираются вместе для того, чтобы убегать. Их рефлекс -- убегать. Вместе убегать не так страшно. Кого-нибудь поймают, да "авось не меня". Главное -- не высовываться (не отбиваться от стада).

2. Аристократ и интель. Эти менталитеты специфичны для человека. Человек имеет, по существу, всего два качества, отличающих его от животных -- волю и разум. Очень естественно, что появляются люди, возводящие каждое из этих качеств в абсолют. Аристократы превыше всего ценят волю, а интели -- разум.

Аристократический менталитет изначально появляется у членов военной касты. Интельский менталитет имеет несколько неожиданную природу. Попытки продвинуться по пути познания могут дать человеку различный результат. Если человек правильно познает мир, не отрываясь от реальности, его менталитет медленно начинает сдвигаться в сторону пятого (человек "освобождается" от менталитета13). В противном случае человек начинает умствовать, т.е. идеи и теории начинают у него жить отдельно и независимо от мира. Они становятся высшей ценностью. Человек считает идеи знанием и ценит такое знание превыше всего. По-видимому, интельский менталитет специфичен именно для западной цивилизации и практически отсутствует на Востоке14.


Еще раз особо отметим тот факт, что буржуазный менталитет происходит от крестьянского. Более того, они идентичны, если сделать поправку на среду обитания. Меняются лишь формы, а не суть. Когда бандит грабит городского буржуа, другие буржуа за того не вступятся (в лучшем случае кинутся вызывать полицию, да и то не факт), какой бы перевес ни был на их стороне. То же с зажиточными крестьянами. При желании аналогию можно было бы продолжить и дальше. Ниже мы часто будем называть буржуазный менталитет крестьянским.

В.И.Ленин многократно отмечал15 близость мелкой буржуазии (основных носителей буржуазного менталитета) и зажиточного крестьянства по мировоззрению и целям, и видел именно в этих группах основное препятствие на пути прогресса. Как мы увидим из дальнейшего, к его мнению по данному вопросу следует отнестись во всем возможным вниманием.

Различные пары базовых менталитетов могут конфликтовать друг с другом. Человек, имеющий смешанный менталитет, страдает от соответствующих противоречий в своих ценностных установках. Переслегин подробно рассматривает вид и природу этих противоречий. Ниже мы еще будем возвращаться к анализу пар противоречий варвар--буржуа и аристократ--буржуа. Последняя комбинация наиболее конфликтна.

Названия менталитетов предполагают некоторые социальные функции. Часто, действительно, определенный менталитет соответствует определенному классу в обществе. Например, естественно предположить, что человек умственного труда с большой вероятностью будет интелем, а мелкий предприниматель -- буржуа. Однако важно понимать, что это не всегда так. Здесь отсутствует прямая связь. Например, ученому естественно быть интелем. Однако, он может быть аристократом и вести борьбу за познание. Но также он может быть буржуа и добиваться административных должностей и прочного положения в академической среде. Бывает даже что целые социальные группы, выполняющие определенные функции, обладают не тем менталитетом, которого было бы естественно ожидать от их членов. Например, крупные капиталисты, биржевые дельцы в подавляющем большинстве не обладают буржуазным менталитетом. Как правило это варвары или аристократы так как они должны быть настроены на борьбу. Буржуа же боится борьбы и связанной с ней нестабильности, неуверенности в завтрашнем дне. Ниже мы покажем, что подобное заблуждение возможно и в случае с интеллигенцией.

Для эффективной работы группы людей как коллектива, в нем, с одной стороны, должны быть минимизированы конфликты, а с другой -- необходимо наличие общегрупповых ценностей. Заметим, что люди со сходными менталитетами предпочитают общество друг друга. Поэтому, вообще говоря, во всяком сообществе имеется тенденция к унификации, к однородности по менталитету. Наибольший антагонизм имеется между аристократическим и буржуазным менталитетами, из-за чего каждый из них стремится вытеснить другой.

III. Интеллигенция как социальный феномен
В этой статье термин "интеллигенция" мы понимаем в его классическом, дореволюционном значении. В данном разделе мы объясним, что такое интеллигенция. Более подробное рассмотрение можно найти у Пионера20.

Слово "интеллигенция" сразу вызывает ассоциации с интеллектуальной деятельностью, с образованностью. Однако тот слой людей, который до революции называл себя интеллигенцией, далеко не совпадал с образованным слоем населения и даже не полностью включался в него. Интеллигентность -- ни в коем случае не образованность. Скорее это особого рода "порядочность", особое отношение к жизни. Некоторые (но далеко, далеко не все!) выдающиеся ученые и люди искусства признавались настоящими интеллигентами, однако вовсе не за свои научные открытия, а за вненаучную, политическую деятельность. Таковы были Сахаров, Лихачев, Ростропович. Их имена дают интеллигенции возможность заявлять, что она является интеллектуальной элитой страны, каковой возможностью она беззастенчиво пользуется. На самом деле, в среднем, интеллигент как правило является плохим профессионалом в своей области (особенно много интеллигентов среди журналистов).

Интеллигенция отличается определенными формами самоорганизации. Эти формы сходны с формами самоорганизации, характерными для уголовного мира. Имеется система "авторитетов", подающих пример, показывающих образцы поведения, и являющихся законодателями сообщества, организующегося вокруг них. В сообществе имеется понятие "своих" и соответствующая система взаимопомощи между "своими". Представитель этой группы обладает полезными связями и умеет ими пользоваться. Своеобразная форма клановости. По этой причине в интеллигенцию легко встраиваются как представители уголовного мира, так и выходцы из народов, имеющих клановую структуру общества (уголовный мир также обладает этими свойствами). Как и уголовный мир, интеллигенция по своей сути паразитична.

Однако интеллигенция имеет одно важное отличие от уголовного мира. Если уголовный мир зарабатывает себе на жизнь прямым отъемом средств, то интеллигенция другим способом -- моральным шантажом власти и общества. Интеллигенция специализируется на контроле общества через средства массовой информации. Этот контроль используется для шантажа власти. Для установления такого контроля обществу навязывается определенная, не лишенная привлекательности картина мира, в которой сама интеллигенция оказывается на месте самоотверженных благородных борцов, смело выступающих против власти, обличая ее. Народ выступает в этой картине в виде темной массы ("рабов"), а власть -- в качестве абсолютного Зла, Врага. Вводится понятие вины, которую должен чувствовать каждый. И наконец следует апелляция к совести. Был развит целый культ совести. Исторически в России главным орудием интеллигенции стала русская и советская литература, через которую главным образом и ведется пропаганда.

Таким образом, место интеллигенции ни в коем случае не во власти, но вне ее. Ключевым принципом интеллигенции (которая любит давать советы-требования вроде "предоставления независимости многострадальной Чечне") является принцип "неучастия" -- отказа от участия в каких-либо реальных делах по принципиальным соображениям. Этого принципа неукоснительно придерживаются самые широкие круги интеллигенции, как Явлинский (последовательно отвергающий все предлагаемые ему должности) или Шохин (отказавшийся от ответственности во время кризиса). С того же момента, когда власть, наконец, рушится под напором интеллигенции и переходит в руки последней, для интеллигенции начинаются злоключения. Так было и в 17-м, и в 91-м. Власть и главенство мгновенно из рук интеллигенции переходят либо к радикалам, либо к представителям уголовного мира, а интеллигентам остается только прислуживать новому хозяину (уже без надежды как-то повлиять на его совесть; за неимением таковой, а также потому, что новый хозяин перед тем находился в одних рядах с интеллигенцией и знает ее как облупленную). И от тех и от других интеллигенцию до того охраняла столь ненавистная интеллигенции власть с ее законами и репрессивным аппаратом21.

А теперь предоставим слово известному представителю русской интеллигенции, поэту Евгению Евтушенко, который недавно в интервью "Известиям"22 очень выпукло изложил суть мировоззрения, которое ему хотелось бы привить окружающему населению:

-- Несколько историй - с "Наследниками Сталина", с подписанием письма против ввода войск в Чехословакию - вы все время рассказываете в интервью, в воспоминаниях, вводках к сборникам. Вы гордитесь этими поступками?
-- А почему человек не может этим гордиться?
-- Но иногда кажется, что вы оправдываетесь, глушите какой-то комплекс вины.
-- Вина - это не комплекс.
-- Простите, я небрежно сказала. Это чувство вины?
-- Вина, по Достоевскому, это когда все виноваты во всем. Это чувство должно быть присуще любому гражданину любой страны.
-- Но не присуще. Судя по вашим стихам, вы лично чувствуете вину за то, что дети в мире голодают. Вы что, берете на себя функции Бога, вы разве можете всех накормить?
-- У нас сейчас время колоссальной социальной апатии. Вот я слежу за тем, что говорят наши политики. Ведь они не употребляют слово "совесть". А почему? Я по своему возрасту не могу быть виноватым за 37-й год и за ужасы коллективизации...
-- А в перестройке?
-- А вы что, моих стихов не читали?! И вы не чувствуете мою вину?
-- Читала и спрашиваю: откуда такое огромное чувство вины?
-- Есть такое понятие - историческая вина. Вот папа римский нынешний, он много политиканствует, но он сделал невероятные вещи - покаялся за крестоносцев, за антисемитизм католиков. И это прекрасная вещь - невинная вина. Поэтому наше поколение, которое не могло участвовать в репрессиях 37-го года, взяло на себя эту ответственность.
-- Папа совершил религиозное покаяние, это часть христианского мировоззрения. Но человек не может жить все время винясь.
-- Вот вы спрашивали о вине за перестройку. Но я был первым человеком, который выступил против войны в Чечне. Я хорошо знаю Кавказ и понял, что эта война продлится долгие годы. Чеченский блицкриг придумали люди, которые никогда не читали даже "Хаджи Мурата". "Прощание с красным флагом" я написал сразу после того, как сняли этот самый флаг. Но я не раз отказывался избираться в Думу, отказался быть министром культуры, когда группа депутатов мне это предлагала. Потому что понял, что то, о чем мы мечтали когда-то, пошло по другому пути. Я не хотел в этом участвовать.
-- Когда вы поняли, что все пошло другим путем?
-- На второй день после начала чеченской войны я читал по телевизору стихи и отказался получать из рук Ельцина орден. Когда в 93-м году начали стрелять по парламенту, я увидел в этом очень опасный признак. Это была мини, но все-таки гражданская война. Я написал поэму "Тринадцать" - она для меня очень дорога, я был единственным, кто не отвернулся от проблемы. Кто-то должен говорить такие вещи. Совесть нужно охранять, культивировать. И чувство вины. Я много написал стихов во время перестройки, и это не было эйфорией. Литература в России никогда не была герметичной, она всегда брала на себя функции совести. Вот Пастернак был художником, и очень хорошим, - и это тоже значит быть частью национального достояния Родины. Но Пастернак написал "Доктора Живаго"... Я убеждаю молодых идти в политику, потому что если туда не придут новые люди, ставящие во главу угла совесть свою, у нас ничего не изменится.
-- Значит, совестливый политик - это утопия?
-- А Нельсон Мандела, Сахаров, Ганди! Вот если бы главы государств собирались раз в год и начинали разговор с признаний, в чем они были не правы... Ведь Хрущеву надо было сказать всего одну вещь: "И я вместе со всеми виноват!" Когда он был уже на пенсии, я у него спросил, почему он этого не сделал. "Я боялся, что после этого признания меня сразу сожрут", - ответил он. В государстве должны быть люди, перед которыми стыдно. <...>
Как может сегодня существовать поэт, который ничего - не обязательно стихами - не сказал своему народу о Чечне! Возможно это? Невозможно! <...>
Русский поэт - это концентрированное воплощение национальной совести, ее составляющая. В России люди традиционно ориентируются на писателей. И это наша ответственность - мы не можем людей бросать! Надо высказываться, не молчать. Вот Сахаров был идеальной моделью человека будущего.


Этот человек говорит нам о вине, но весь его образ при этом лучится тщеславием, самодовольством и гордыней. "В государстве должны быть люди, перед которыми стыдно", говорит он о себе. Это "чувство вины", по его мнению дает ему право объявить себя нашей общей совестью, и публично нас стыдить.

Более того, из сказанного следует, что: "Русский поэт/писатель - это человек, которому стыдно за Россию и русских людей, и этот стыд он выражает публично. Это, собственно, дефиниция: больше ничего он делать не умеет (в том числе писать хорошие стихи/прозу)." (К.Крылов23). А это, в свою очередь, дает ему право давать указания правителям страны. На самом деле эти люди действительно имеют власть24 и с ними нельзя не считаться.

Больше всего интеллигент боится, что население потеряет стыд и совесть, перестанет испытывать моральный дискомфорт, а значит не будет больше слушать нашего совестючника ((c) К.Крылов).

У нас сейчас не существует компании, которая устраивает встречи читателей с писателями. А сколько таких бюро есть в Штатах! Я выступал с открытыми письмами, говорил, вот чему нам надо учиться у американцев - у них при каждом уважающем себя колледже существует должность писателя. И это большущее дело. Там есть люди, которые решают эту проблему.
-- А кто у нас должен ее решать?
-- Правительство.


И тут же он напоминает о том, что и польза от него, от Евтушенко, тоже бывает:

...человек, который читал Мандельштама, никогда не будет голосовать за Жириновского или Зюганова. Он будет умнее, добрее, мягче многих других людей.
-- А за кого тогда он будет голосовать?
-- Надо спросить собственную совесть.


Предложение услуг и угроза одновременно. Если власть устроит для него должность писателя, то "совесть" велит всем за эту власть голосовать, а иначе пусть власть пеняет на себя... По-видимому, далеко зашедшая моральная деградация больше не позволяет ему писать хоть сколько-нибудь приличные стихи:

Сможем и без покровительства,
бремя бессмертья неся,
как-нибудь разгранититься,
или размраморниться.


Отметим для дальнейшего одну черточку из морального облика этого человека, который выставляет нам себя в качестве образца для подражания. Он женат четвертый раз. И вот почему: "просто я вел кочевую жизнь, много ездил...". Иными словами, бабник, человек без сильных привязанностей.

-- Лучшая пора вашей жизни?
-- Она, надеюсь, впереди, когда я закончу трехтомник антологии русской поэзии.


Человеку 70 лет исполняется...

http://pikitan.livejournal.com/77739.html

(продолжение следует)
Tags: Пикитан, Шлёнский, статьи об интеллигенции
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments