Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

А.Лебедев, Что такое интеллигенция и особый путь России

27 января 2017

Что такое интеллигенция и особый путь России

Тезис об «особом пути» России, отличном от европейского, вызывает много споров, но бесспорным кажется наличие такой общественной силы, как «интеллигенция». В других странах больших групп людей, подобных нашим интеллигентам, не наблюдается, там есть «интеллектуалы». Этот факт порождает надежду: может быть, поняв сущность явления «интеллигенции», мы сможем понять, что такое «особый путь» России.

Говорить о России как части республиканской Европы можно в применении к двум историческим этапам:
1. Русь была частью европейского мира, называлась «страной городов», то есть страной городов-республик, до Ивана Грозного, который окончательно уничтожил самоуправление во всех городах Русской земли;
2. республиканское образование и воспитание российской элиты по европейским образцам, а также Магдебургское право в российских городах были установлены Екатериной Второй и продержались до 1917 года.
Екатерина Вторая провела реформу образования принятием ряда Уставов, начиная с 1766 года – эта работа была в основном закончена до Великой Французской революции. Реформа коснулась детей дворян, купцов и мещан, то есть горожан. От Екатерины и до 1917 года детей в городских школах учили греческому и латыни — естественно, на материале великих литературных произведений республиканской античности и средневекового Ренессанса (то есть Возрождения этой самой республиканской античности).
Энергия республиканской доблести и добродетели оказалась мощной и плодотворной. Республиканское образование создало элиту честных, благородных патриотов с чувством человеческого достоинства — в лице интеллигенции и части дворян. Причем в россиянах, называющих себя интеллигентами, республиканские добродетели пережили сталинскую отрицательную селекцию и живы до сих пор.

Реформа Екатерины не коснулась крестьян, оставив им старое церковно-приходское образование. Россия таким образом оказалась разделенной на дворян, разночинскую интеллигенцию и предпринимателей с республиканским образованием — с одной стороны, и народ с архаичным образованием — с другой стороны. Отсюда ментальный разрыв двух Россий, полное непонимание между властью и народом, городом и деревней, западниками и славянофилами. Еще более драматичный «разрыв мозга» произошел внутри молодого человека, воспитанного в учебных заведениях на высоких патриотичных и гражданских примерах героев Гомера, а затем попавшего в пошлый мир лизоблюдства царских чиновников. Это разрыв между Царскосельским лицеем, который Пушкин называл своей Родиной, и реальной Родиной.
Противоречие между гражданским долгом и монархической верноподданностью, между «служить бы рад (Отечеству) — прислуживаться тошно (монарху и его сановникам-самодурам)» загоняло лучших людей России в тупик, делало их «лишними людьми». Восстание декабристов — как раз на стыке республиканского воспитания дворянской элиты и монархической российской действительности.
Реформы Александра Второго поставили республиканское образование на две мощные реальные опоры — земство и суд присяжных. И как результат — взлет народной самоорганизации, расцвет адвокатуры, высочайшие достижения в культуре, литературе, науке и экономике. Страна перестала чувствовать себя вторичной по отношению к Европе.
Золотой Век был недолог, при Александре Третьем республиканские реформы начали сворачиваться. Но республиканское образование, латынь и греческий остались.
Особый путь России — в республиканском образовании, неприменимом в монархической или квази-монархической реальности.
В Европе и США республиканское образование и воспитание — первичное и практическое, из реальной практики муниципальной жизни. В России — вторичное и теоретическое, через воспринимаемые в школах и университетах идеалы, шедевры европейской мысли и культуры.
Россия — это виртуальная республика с виртуальными гражданами: с декабристами, Чаадаевым, интеллигентами, которых не понимают ни власть, ни народ, и которые сами себя, свое место в этой стране не понимают. Ареной республиканской доблести и реальной жизни являются страницы журналов, книг, интернет-сайтов. Россия — слово-центричная страна.
Русская загадочная душа — плод пассивного интеллектуального мира России. Пассивность родилась из противоречия благородных республиканских ценностей, преподаваемых в школах и университетах, и невозможности эти высокие идеалы активно применить в практической жизни. Душевные качества русского человека реализуются поэтому в искусстве и литературе, в дружеских застольях. Но пассивность интеллектуального мира противоречит мощной социальной потенции республиканского образования, жизнеутверждающей активности республиканских ценностей — даже вторичных, книжных. И если государство усиливает цензуру в искусстве и литературе, вводит сухой закон, то долготерпеливый россиянин взрывается. Или активизируется диссидентство, нигилизм, неприятие любой власти вообще.
Дворяне и интеллигенция не только ощущали себя в России «лишними людьми», но при этом принимали русский народ за Народ с большой буквы, за граждан из своих книжных республик, приписывая крепостному и церковно-приходскому народу некие высокие морально-нравственные качества и добродетели. В 1917 году только большевики оказались настоящими реалистами, знатоками русского народа, сумели грамотно использовать его в своих интересах.
С другой стороны, народ не понимал своих правителей, считал образованных людей странными и никчемными, плохо приспособленными к жизни. Печорин у Лермонтова был храбрым офицером, но при этом не умел плавать.
Россиянин не способен обустроить жизнь у себя в доме, в подъезде, во дворе, но всегда готов героически сражаться за справедливость — даже в далеких чужих странах. Народ и элита только в войне находят себя и друг друга, живут одним героическим организмом.
В 1917 году эволюционных достижений в земском самоуправлении, республиканском образовании и суде присяжных оказалось недостаточно, чтобы Россия мирно перешла от монархии к парламентской республике. Адвокат Керенский полагал, что стоит россиянам разрешить называть друг друга «гражданами», а в армии ввести самоуправление, как все станут настоящими гражданами и патриотами республики. Но простой народ не понимал этой «интеллигентской болтовни», он просто хотел «доброго царя», нового справедливого Хозяина.
Российская элита со времен Екатерины вела себя вполне в духе Просвещения, вполне по-европейски гуманно и толерантно, не покушалась на национальные обычаи и религиозные традиции народов, населяющих земли империи, в том числе насильно присоединенные. Крепостное право было установлено не везде, власть не вмешивалась в местное самоуправление Польши или Финляндии. Более того, европейское самоуправление по Магдебургскому праву послужило образцом, было перенесено из вновь завоеванные городов империи в ее старые города.
Советская империя ликвидировала все традиционные уклады жизни до основания. Уничтожение советской властью местного самоуправления, суда присяжных, старой элиты (в том числе созданной благодаря этим республиканским институтам), создание с помощью сталинского отрицательного отбора новой элиты (на базе монархической лояльности, а не гражданской доблести) — все это привело к массовому предательству своей Родины в годы Великой Отечественной войны. Заградотряды, трусость и предательство солдат и офицеров, генералы, воюющие на стороне врага — такого бесчестья российская армия не знала никогда. Чтобы победить Гитлера, большевикам пришлось возрождать офицерскую честь, возвращать в армию погоны, напоминать народу о республиканском чувстве патриотизма в исторических кинофильмах.
Что в СССР было позитивно — республиканское образование стало всеобщим и всенародным! Но при этом оно поднялось на новый уровень абстракции, стало еще более вторичным и виртуальным, оторванным от действительности. На уроках литературы использовались в основном образцы российского Золотого Века — то есть не античные образцы и образы, а более депрессивные и сумрачные российские им подражания. Солнечная античность перешла в советскую архитектуру и скульптуру, в белоснежные колонны Домов культуры и в «девушек с веслом». Такое «искусство для бедных» не требовало знания латинского и греческого языков, отмененных большевиками.
В 1991 году не состоялось или получилось слабым, нежизнеспособным даже то малое, что удалось Александру Второму в 1861 году — земство и суд присяжных. И, к сожалению, анти-эволюционный процесс в постсоветской России пошел еще дальше, чем в Советском Союзе — система формальных тестов ЕГЭ перечеркнула введенное Екатериной Великой республиканское образование. Таким образом с интеллигенцией, сугубо российским историческим явлением, покончено, и «особого пути» у России больше нет. Движение назад в церковно-приходское средневековье на что-то «особое» явно не тянет – нового средневековья, нео-феодализма в мире сегодня хватает.
Никакой компенсации в виде особо высоконравственной духовности и роста патриотических чувств россияне при этом откате в прошлое не получат. Морально-нравственные ценности и патриотизм появились, сформировались и расцвели в Республике, на арене республиканской доблести, до этого их просто не существовало. Подробнее в Российском Манифесте. Часть 2. Республика.

http://echo.msk.ru/blog/lebeda/1917692-echo/
Tags: Лебедев Андрей
Subscribe

promo intelligentsia1 июль 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments