Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Categories:

Махмут Хужин, Совесть нации

«Ничто не вечно под Луной», — утверждают англичане. Когда-то наша цивилизация была свидетелем рабовладельческого строя, следовавшего за ним феодального и капитализма. Короли, цари, князья и т.д. — тоже станут историей или сохранятся только ради традиции. Окажется ли в этом списке интеллигенция, например, в нашем, российском восприятии, которое отличается от западного, о чем еще речь впереди? Однозначно, что интеллект может уйти в историю только вместе с его носителем — индивидом.
Эволюцией от первобытного состояния до завоевателя космоса нынешняя цивилизация главным образом обязана интеллекту. Вместе с тем, следует уточнить, что эволюция эта была прежде всего техногенной, то есть человек, стремясь создать себе комфортные условия существования, неожиданно для себя вступил в конфликт с жизненным пространством. Во-первых, вследствие этого он стал более уязвим со стороны болезней, что находит отражение в появлении все новых вирусов и бактерий, перед которыми его ослабевающий организм демонстрирует бессилие. Во-вторых, наша цивилизация, двигаясь по пути технического прогресса, превращает окружающую среду в еще более непригодную для своего безопасного существования, не говоря уже об успешном продолжении рода.
По мнению специалистов, индивидом используются всего около 5 процентов заложенных в его организме физических и интеллектуальных способностей. О существовании остальных 95 процентов, быть может, спасительных для него на данном этапе эволюции, человек просто не догадывается. Вот куда следовало бы вложить усилия, направляя все больше средств на гуманитарные исследования. К сожалению, в данной сфере заметных сдвигов не наблюдается. Возможно, поэтому подавляющее большинство интеллигенции, благодаря мозговой деятельности которой человечество прошло путь от сохи до спутника, оказалось в незавидном материальном положении.
Вот как это охарактеризовал в 2010 году политический обозреватель еженедельника «Аргументы и факты» В.Костиков: «Волна новых потрясений, прокатившихся по России в 90-е годы, завершила погром русской интеллигенции. На новом витке история повторилась не менее трагично, хотя по-другому. Демократически настроенная часть советской интеллигенции, вскормившая перестройку, снова попала в ловушку грез и иллюзий... Интеллигенцию просто лишили корма… зарплата стала настолько нищенской,что речь шла не о жизни, а о выживании. Уровень оплаты труда научных работников в России почти в 15 раз ниже, чем в США. С 1990 года за границу уехало около миллиона специалистов высокого и высшего класса… Интеллигенция потеряла не только статус, но и голос. Интеллигентская свобода подавлена не репрессиями, как при Сталине, а нищетой. Историческая роль русской интеллигенции, столь заметная до революции, фактически сведена к нулю».
«Лишили корма, зарплата стала настолько нищенской…» В моем архиве сохранились сведения, почерпнутые когда-то со страниц газеты «Респуб-лика Башкортостан». В 1908 году учитель начальной школы за свой труд получал в месяц 25 рублей. По сравнению с доходом учительницы женской гимназии (85—105 рублей) сумма более чем скромная. А вот зарплата фельдшера земской больницы составляла 37—55 рублей, а заведующего — все 125. Но в те годы цены на продукты были весьма скромные, например, корову можно было приобрести за 5—6 рублей. Во время подготовки этих заметок на сайте «Газета. Ру» было опубликовано интервью с лауреатом премии «Просветитель — 2012», доктором исторических наук, профессором Института восточных культур А.Мещеряковым. Ученый признался, что, работая в Институте востоковедения во времена СССР, когда средняя заработная плата по стране составляла 90—100 рублей, он получал 150 рублей. Сегодня же его месячный заработок — 23 тысячи рублей, когда по Москве средний доход граждан доходит до 50 тысяч.
Выходит, во времена царской России статус учителя в материальном выражении оценивался гораздо выше, чем спустя столетие? Как тут не вспомнить основателя СССР В. И. Ленина с его установкой о том, что надо поднять учителя на такую высоту, на которой он не стоял и не мог стоять во времена самодержавия. Интеллигент тех времен, оценивая нравы современного российского общества, непременно был бы глубоко разочарован: «Стыдно, господа!»
«Главная проблема интеллигенции сегодня — слабая материальная база для воспроизводства себя в детях, — констатирует по этому поводу в «Независимой газете» 2009 года выпуска общественный деятель К.Ремчуков. — Почти невозможно встретить учителей, желающих, чтобы их дети пошли по родительским стопам и продолжили семейную традицию учительствования. Это плохо. Поскольку проблема смягчения нравов народа остается. Никто ее не решает. А решить ее сможет интеллигенция. Но только та ее часть, что во главу угла ставит служение народу. Если даже она во власти».
Получается, что интеллигент — интеллигенту рознь? Можно ли признать находящихся у власти интеллигенцией? Эталоном общества? Если она пренебрегает проблемами своих коллег в низшем звене? Осеняет мысль: не копируют ли власть имущие точь-в-точь традиции тех, кто ушел в историю вместе с наступлением октября 1917 года? Очевидно, что интеллигенция во власти и интеллигенция обычная — социальные группы, которых ничто не сближает.
Почему подобное стало возможным на рубеже ХХ—ХХI веков? Для того, чтобы получить компетентный ответ на поставленный вопрос, необходимо сделать экскурс в историю вопроса. «Есть два различных подхода к определению интеллигенции, — пишет Н.Латова в интернет-сайте «Культурология». — Социологи понимают под ней социальную группу людей, профессионально занимающихся умственным трудом, развитием и распространением культуры, обычно имеющих высшее образование. Но есть и иной подход, наиболее популярный в русской социальной философии, согласно которому к интеллигенции причисляют тех, кого можно считать нравственным эталоном общества. «Интеллигенс» по латыни означает «понимающий, мыслящий, разумный». В обиход это понятие введено древнеримским мыслителем Цицероном».
Вместе с тем, спорным, даже скороспелым является утверждение
Н.Латовой о том, что «отцом» российской интеллигенции можно считать Петра I, который «создал условия для проникновения в Россию идей западного просвещения». Для опровержения этого суждения достаточно сослаться на выводы известного русского философа первой половины ХХ века Н.Бердяева. «Приемы Петра были совершенно большевистские (наоборот, у большевиков — как у Петра. — М.Х.), — пишет он в знаменитом исследовании «Истоки и смысл русского коммунизма». — Он хотел уничтожить старую московскую Россию, вырвать с корнем те чyвства, которые лежали в основе ее жизни. И для этой цели он не остановился перед казнью собственного сына, приверженца старины. Он не любил старого московского благочестия и был особенно жесток в отношении к старообрядчеству и староверию. Петр высмеивал религиозные чувства старины, устраивал всешyтейный собор с шyтовским патриархом».
Кто хотя бы пролистал этот всеобъемлющий труд, тот, вне всякого сомнения, получил ответы на многие вопросы, которые продолжают волновать и сегодня не только представителей интеллигенции, но и подавляющее большинство мыслящих индивидов. Во-первых, идентичных во всем, в том числе по складу ума и характеру, отсюда — по вкусам и потребностям, людей в мире не существует. Точно так же, как не может быть животного мира, повторяющего друг друга как две капли воды. Материя многообразна, сложна, в этом заключается ее ценность. Во-вторых, здравомыслящему человеку не придет в голову бредовая идея перевоплощения малоподвижной черепахи в быстроногого зайца или неуклюжей вороны — в красавца соловья. А царь Петр, перед жестокими экспериментами которого преклоняются миллионы, стремился внедрить в русского мужика черты характера, присущие немцу, голландцу. Конечно, неслыханный произвол царской администрации породил в обществе резкие протестные настроения. Так в последующем в русском обществе возникли две культуры, — отмечает Н.Бердяев, — немногочисленного верхнего слоя, следовавшего во всем мировоззрениям Запада, и культура многомиллионных масс, стремящихся придерживаться традиций своих предков. Пропасть между этими культурами существовала веками и породило такое явление, как неприятие власть имущих. Что характерно, отмечаемое философом явление имеет продолжение и сегодня: власть имущие и олигархи, к примеру, культивируют совсем иные взгляды и потребности, чем остальные представители интеллигенции.
«Главная проблема интеллигенции в том, что власть ее не слышит, — уверждает К.Ремчуков. — Я выписал себе на листок имена известных мне людей из власти, с кем я бывал в одном помещении и имел возможность наблюдать за проявлением личных качеств, которые недвусмысленно свидетельствовали, что передо мной — интеллигенты: Нарышкин, Левитин, Фурсенко, Греф, Кудрин, Жуков, Иванов... Вспомнив занимаемые ими должности, я понял, что они и есть — власть. Самая настоящая и полноценная. Власть, принимающая все ключевые решения в стране. И как тогда понимать постановку проблемы: власть не слышит интеллигенцию?! Не докричатся друг до друга? Ерунда. Власть в руках интеллигенции! Это факт».
Действительно. Но факт и другое, что интеллигенция не ограничивается коридорами власти. Большая ее часть находится вне этажей власти, с трудом сводит концы с концами, не имея возможностей «докричаться» до власти.
Отсюда первый вывод. Если представители интеллигенции говорят на разных языках, то что мешает их общению на одном языке: социальный строй, социальное положение, генетические корни вкупе с историческим прошлым? Возможно, все перечисленные обстоятельства. Преодолимы ли они? На этот вопрос сегодня трудно найти однозначный ответ.
Эволюция интеллигенции в нашем государстве имеет крутые перемены, невиданные подъемы и падения. Если в дооктябрьский период сильное влияние на ее мировоззрение оказывало крепостное право, накладывавшее тяжелейший отпечаток и на политико-гражданское состояние общества, то во времена Советского Союза подавляющей части интеллигенции суждено было служить (прислуживать) власти. По сути советская интеллигенция имела как бы два лица: в какой-то степени администратора, так как распоряжалась, и исполнителя, ведь если «верхи» спускали директивы, то «низы» их исполняли.
О том, как шел процесс перевоплощения из решительного противника самодержавного строя в ревностного защитника нового режима, мы можем строить только догадки. Как это повлияло не только на статус передового отряда советского народа, но и на дальнейшую его судьбу в постсоветском пространстве?


Чисто русский феномен

Как объясняется на интернет-сайте «Культурология», первоначально производством духовных ценностей занимались в основном выходцы из дворянского сословия. Первыми типично русскими интеллигентами Д.С.Лихачев называет дворян-вольнодумцев конца XVIII века, таких как Радищев и Новиков. В XIX веке основную массу этой социальной группы стали составлять разночинцы. Массовое употребление понятия «интеллигенция» в России начинается с журналиста П.Д.Боборыкина, который, объявляя себя «крестным отцом» нового понятия, настаивал на особом смысле, вложенном им в этот термин: интеллигенция — это лица «высокой умственной и этической культуры», а не только «работники умственного труда». По его мнению, «интеллигенция в России — это чисто русский морально-этический феномен. Несмотря на малочисленность, интеллигенция была авторитетным и влиятельным демократическим социальным слоем, генерируя роль создателя, подвижника и проповедника культуры. Именно она сумела поднять нравственную культуру страны до высот общечеловеческого духа. Отсюда вполне закономерно рассмотрение ее как главного носителя духовности».
В указанном вопросе Н.Бердяев придерживался противоположного мнения: «Для pyccкoй интeллигeнции, в кoтopoй пpeoблaдaли coциaльныe мoтивы и peвoлюциoнныe нacтpoeния, кoтopaя пopoдилa тип чeлoвeкa, eдинcтвeннoй cпeциaльноcтью кoтopoгo былa peвoлюция, xapaктepeн был кpaйний дoгмaтизм, к кoтopoмy иcкoни cклoнны были русские. Pyccкиe oблaдaют иcключитeльнoй cпocoбнocтью к ycвoeнию зaпaдныx идeй и yчeний и к иx cвoeoбpaзнoй переработке. Ho ycвoeниe зaпaдныx идeй и yчeний pyccкoй интeллигeнциeй былo в бoльшинcтвe cлyчaeв дoгмaтическим. To, чтo нa Зaпaдe былo нayчнoй тeopиeй, пoдлeжaшeй кpитикe, гипoтeзoй или вo вcякoм cлyчae иcтинoй oтнocитeльнoй, чacтичнoй, нe пpeтeндyющeй нa вceoбщнocть, y pyccкиx интeллиreнтoв пpeвpaщaлocъ в дoгмaтикy, вo чтo-тo вpoдe peлигиoзнoгo oткpoвeния. Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм зaпaдныx людeй».
Как тут не вспомнить знаменитое умозаключение В.И.Ленина о том, что «Марксизм — не догма, а руководство к действию», вопреки которому в догму превратили все научное наследие вождя революции его же соратники. Существовала целая система наук, которая исходила из марксистско-ленинских мировоззрений: история КПСС, научный коммунизм, научный атеизм, марксистско-ленинская философия и т.д., которые, как позже выяснилось, к науке не имели никакого отношения. Сегодня, наоборот, даже в интеллигентской среде выискиваются люди, пытающиеся превратить в посмешище деятельность этой выдающейся личности прошлого века. Конечно, с высоты сегодняшней реальности нетрудно выявлять его ошибки, но необходимо учесть, что В.И.Ленин был продуктом той непростой, противоречивой эпохи.
В предреволюционной русской культуре главными признаками российского интеллигента стали выступать черты социального мессианства: озабоченность судьбами Отечества; стремление к социальной критике, к борьбе с тем, что мешает национальному развитию; способность нравственно сопереживать «униженным и оскорбленным». Истоки мессианства, как это толкуется у Н.Бердяева, ведут к иноку Филофею (ХVI век), который был выразителем yчения о Mоскве как о Tретьем Риме. Из его письма к царю Иванy III следует, что царь «… один во всей поднебесной христианский царь, что два Рима пали, а третий стоит, а четвертомy не быть; твое христианское царство yже иным не достанется». Какова риторика! Каков пафос, не имеющий ничего общего с действительностью. Хотя бы потому, что Российская империя не была единственной в своем роде. Далее философ заключает, что доктрина о Mоскве, как Tретьем Риме, стала идеологическим базисом образования московского царства, которое собиралось и оформлялось под символикой мессианской идеи. Возможно, Н. Бердяев умышленно обошел Золотую Орду. Если бы не империя чингизидов, вряд ли возникло и укрепилось Московское царство. Ведь самую зажиточную и влиятельную часть его общества составляли вчерашние ордынские феодалы, успевшие перебраться в это спокойное захолустье и принять христианство. Именно они обратили взоры на Восток и воссоздали усеченную копию монгольского государства.
Под лозунгом мессианства велись бесконечные войны со всеми соседними государствами, где победа не всегда оказывалась на стороне Российской империи. Стремление царской администрации времен Александра I утвердиться в качестве «жандарма Европы» обернулось Отечественной войной 1812 года. В известной степени по той же причине Российская империя была втянута в Первую мировую войну, когда царь Николай II объявил всеобщую мобилизацию в ответ на объявление Австро-Венгрией войны против Сербии, где был убит ее престолонаследник. Конец Второй мировой войны, когда к СССР отошли огромные территории как на западе, так и на востоке страны, свидетельствует о том, что и здесь не обошлось без феномена мессианства.
Вывод второй: по прошествии более 200 лет мы все больше убеждаемся в том, что ложно толкуемое чувство приносило народам России (а ведь в ней жили не только православные, но и народы других исповеданий) неисчислимые страдания.
Интеллигентность… включает комплекс гражданских, моральных, идейных качеств, формирует культурно-личностный облик человека… Непременная черта интеллигентности — внутренняя свобода человека, сознательно подчиняющего свое поведение защите добра. Интеллигентность… связана с душевными человеческими свойствами — милосердием, потребностью помогать ближнему, чувством ответственности за судьбы людей. Надо полагать, что именно эти мотивы побудили отдельных представителей русской интеллигенции на критику колонизаторской политики царского правительства, в частности, в башкирском крае. Уроженец Пермской губернии А.Дмитриев, например, публично выступил против челобитной царю в 1695 году, где указывалось, что «они, башкирцы, из Уфимского уъезда на сибирскую сторону Камени, самовольно на наших государских землях и угодьях подле озера Чебаркуль, (далее перечисляется около десятка гидронимов. — М.Х.) почали жить и многими землями с угодьи рыбными и звериными промыслы владеют». Дмитриев с фактами на руках доказывал, что
«…башкиры при этих озерах и речках жили давно, что доказывается самими названиями их, и потому едва ли самовольно владели здесь землями». (см. Р.Г.Буканова. В.Н.Фешкин. Башкиры. Уфа, Китап, 2007).
Достойна уважения и позиция другого представителя этой группы
В.Новикова, крупного землевладельца, администратора и ученого-краеведа Уфимской губернии. Он отмечал, что права башкир «беспрестанно нарушались со стороны русских выходцев, захватывающих их угодья, со стороны воевод, не забывших личные интересы при сборе ясака».
Хотя царские власти от пользования нетронутыми богатейшими ресурсами Башкирии получали миллионные состояния, но на развитие культуры коренного этноса царская казна не давала ни копейки. Общественную нагрузку по просвещению тюркских народов Идель-Урала выполняли состоятельные сородичи, которые на свои средства открывали медресе, строили мечети. На средства известных золотопромышленников Рамиевых в Оренбурге долгие годы издавалась газета «Вакыт», которая вела не только просветительскую миссию, но и была общественной трибуной в период подготовки к выборам в Государственную Думу. На средства состоятельных мусульман выходили также газета «Аль-галям аль-ислами» (Мусульманский мир), журналы «Дин вэ магишат» (Религия и жизнь), «Кармак» (Удочка), «Карчыга» (Кречет), «Чукеш» (Молот) и другие.
Редактировал «Вакыт» известный писатель Фатих Карим, вторым редактором работал известный просветитель Ризаитдин Фахретдин. «Газета уделяла серьезное внимание проблемам просвещения, культуры и литературы, — пишет в книге «Башкирская журналистика» доктор филологических наук Ф.Кузбеков. — По этой тематике регулярно выступал Р. Фахретдинов. В статье «Дума и исламские школы» он ставил вопрос перед Государственной Думой о необходимости передачи мусульманских школ на попечение мусульманского общества, о расширении преподавания светских наук.
С января 1908 года Рамиевы стали издавать журнал «Шура» («Совет»), который выделялся энциклопедической направленностью. Издание выходило раз в две недели и распространялось по всей России. Читали его также в Самарканде, Ташкенте и Варшаве. «В программной статье, опубликованной в первом номере, подчеркивалось, что журнал будет последовательно защищать интересы нации, ставя во главу угла повышение ее образовательного и культурного уровня, — пишет
Ф.Кузбеков. — В то же время призывая учиться у передовых народов, Р.Фахретдинов советует подойти к их опыту осмотрительно. В статье «Польза и вред европейской культуры» он отмечает: «Мусульмане получили от соприкосновения с европейцами очень большую пользу, но одновременно и очень большой вред… в виде распущенности морали».
Во второй половине ХIХ века и в дооктябрьский период башкирская интеллигенция стала довольно многочисленной и, продолжая традиции своих русских коллег, смело защищала национальные интересы, используя для этой цели и трибуну Государственной Думы. Известны имена активных башкирских депутатов Т.Ишбулатова, К.Хасанова, А.Сыртланова, Ш.Сайфутдинова, И.Ахтямова, М.Тукаева и других. В 2010 году доктор исторических наук
Л.Ямаева представила читательской аудитории журнала «Агидель» большую аналитическую статью, посвященную деятельности башкирских депутатов в Думе. К.Хасанов, например, возглавлял левое крыло Думы первого созыва, куда входили шесть депутатов из мусульман, составлявшие группу во фракции трудящихся. Он также был редактором газеты «Дума» — печатного органа депутатов-мусульман. Выступал против столыпинских реформ, требуя соблюдать права башкирского общества на вотчинное землевладение.
Депутат второго созыва Думы Ш. Сайфутдинов вел активную деятельность против колонизации вотчинных земель, отслеживая в своих выступлениях ее поэтапную историю. Впоследствии его речи были изданы отдельной брошюрой. Будучи председателем комиссии свободы совести,
М.Тукаев принимал активное участие в подготовке проекта закона о запрете ограничения прав граждан, исходя из их национальной и религиозной принадлежности. Депутат третьего созыва Госдумы Ш.Махмутов, принимая участие в обсуждении проекта закона «О начальных училищах», подверг критике русификаторскую политику царской администрации под видом просвещения инородцев. Другой избранник народа А.Сыртланов выступал против политики царского правительства в отношении мусульман, а также земств, уклонявшихся от помощи местному населению.
И.Ахтямов, известный как член партии социал-революционеров, в 1914 году решительно критиковал политику расхищения земель вотчинников.
Из сказанного следует третий вывод: интеллект гражданина вступил в противоречие с порядками, существующими в самодержавном строе. Именно поэтому в царской России интеллигенция стала восприниматься как серьезный противовес социальной несправедливости.

(продолжение следует)
Tags: Хужин, статьи об интеллигенции
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments