Helgi Avatara (goutsoullac) wrote in intelligentsia1,
Helgi Avatara
goutsoullac
intelligentsia1

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В ОБЪЕКТИВЕ ВРЕМЕНИ: УКРАИНСКИЙ ВАРИАНТ

Астахова В.И. Интеллигенция в объективе времени: украинский вариант / В.И. Астахова // Европ. журн. соц. наук = European Social Science Journal : [междунар. науч. журн. / Европ. науч. о-во "Mazleksnes", Междунар. исслед. ин-т]. – Рига ; М., 2012. – № 1. – С. 325–330. – Библиогр.: с. 330 (4 назв.).

Астахова Валентина Илларионовна
Харьковский гуманитарный университет «Народная украинская академия», доктор исторических наук, профессор
Astakhova Valentina I.
Pr S (History) Professor
Kharkiv university of humanities “People’s Ukrainian academy”

Интеллигенция в объективе времени:
украинский вариант
Intelligentsia Through the Prism of the Time:
Ukrainian Variant

интеллигенция, интеллигентность, интеллектуалы, люмпен-интеллигенция, «исход» интеллигенции.
intelligentsia, intellectuals, high moral standards, Lumpen-intelligentsia, “Exodus” of intelligentsia.

В статье изложена точка зрения автора на определение места и роли интеллигенции в современном общественном развитии. Раскрываются основные различия между интеллигенцией и интеллектуалами и обосновывается вывод о сохранении интеллигенции как самостоятельного социального слоя в любых самых сложных
кризисных ситуациях. Характеризуются наиболее болезненные тенденции в развитии украинской интеллигенции и определяются причины их усложнения.
The article gives the author’s viewpoint as to intelligentsia place and part in modern social development. The difference between the notions of “intellectuals” and “intelligentsia” is discussed; the conclusion of intelligentsia preserving its status of a particular social group under hardest crisis situations is grounded.
The most painful tendencies in Ukrainian intelligentsia development are characterized and the causes of their complication are suggested.

Проблема интеллигенции, определение ее сущности и социальной природы, ее роли и социальных функций всегда вызывали острые дискуссии и неоднозначные толкования. В последние годы активно пропагандируется идея отказа от самого понятия интеллигенция, как несоответствующего современным реалиям, и замена его новомодным понятием «интеллектуалы».
Одним из первых о классе интеллектуалов заговорил еще в 50-е годы Р. Дарендорф, который назвал эту социальную группу правящим классом постиндустриального общества. Этот подход позднее был развит З. Бжезинским, по мнению которого, класс интеллектуалов призван контролировать и направлять процессы, определяющиеся логикой развития технологического прогресса. Принадлежность к классу интеллектуалов определяется, по Бзежинскому, с одной стороны, высоким уровнем образованности, а с другой тем, в какой степени в тот или иной момент жизни этот уровень превосходит аналогичный показатель среднестатистического работника. Главная цель жизни для интеллектуалов – постоянное самосовершенствование, профессиональный рост и личное материальное благосостояние. Причем в последние годы последнее становится все более превалирующим, приоритетным.
В отечественной литературе в конце 90-х годов распространилось утверждение о том, что рыночному обществу интеллигенция не нужна, что рынок диктует жесткие и жестокие условия, в которых интеллигентничание обречено на крах и прозябание. В чем же нам видится главное отличие интеллигентов и интеллектуалов?
Во все времена и во всех странах интеллигенция рассматривалась как наиболее интеллектуальная и высококультурная часть общества. Однако интеллигенцию нельзя представлять просто как определенную социальную общность, состоящую из высокообразованных людей, профессионально занятых интеллектуальным трудом. Жизнь подтверждает, что это еще и специфическая общность людей, видящих смысл своего существования в том, чтобы нести плоды образованности (культуры, науки, просвещения и пр.) в массы, и расценивающих эту деятельность как свою главную социокультурную миссию.
Один из лидеров легального марксизма в России П.Б. Струве рассматривал интеллигенцию как определенный тип людей соответствующего уровня знаний и мировоззренческих принципов, важной чертой которых является высокая образованность и такое специфическое нравственное качество, как интеллигентность, смысл которой, по мнению Струве, заключается в особом мировосприятии, в принятии гуманистических идеалов и ценностей просвещения.
А это значит, что хотя представление об интеллигенции невозможно отделить от интеллектуальной деятельности, в нем все-таки неизбежно присутствует и такое этическое качество как интеллигентность. Основными признаками интеллигентности являются: подвижничество, высокая гражданственность, совесть, свободомыслие и толерантность. Интеллигентность несовместима с нетерпимостью и непримиримостью по отношению к другим людям. Она нерасторжимо связана с нравственностью, понимаемой не как комплекс моральных качеств и не как следование общепринятым заповедям и нормам, но как познание ценностей особенного, другого, как установка на понимание, сочувствие и содействие. А это значит, что интеллигентность как родовую, имманентную черту интеллигенции следует трактовать как интеллект, помноженный на нравственность, где нравственность определяется как мера человечности в человеке.
Подготовка кадров интеллигенции с давних времен является главным делом для высшей школы. Каждый выпускник вуза с получением диплома о высшем образовании становился специалистом и, согласно статистике, пополнял ряды интеллигенции как специфического социального слоя. Однако далеко не каждый из них становился интеллигентным человеком. Существует даже мнение, что нужен упорный нравственный труд не одного поколения, чтобы человек в полной мере впитал в себя дух интеллигентности, дух истинной нравственности, гуманизма, гражданственности и подвижничества.
Утверждения о том, что интеллигенция как самостоятельный социальный слой общества исчезает, или что понятие «интеллигенция» имеет чисто российское, украинское или славянское происхождение, являются глубоко завуалированной идеологической манипуляцией, осуществляемой с целью разобщения, перерождения и нравственной деградации интеллигенции.
Интеллигенция в разных социальных формах и с разной успешностью выполнения своих социальных функций существовала всегда, во всех самосознающих себя обществах. Нельзя не признать правоту ленинских слов, который еще в начале прошлого столетия утверждал, что без интеллигенции не может ни существовать, ни развиваться никакое государство, и ни один общественный класс не в состоянии удержать в своих руках власть, не создав своей собственной интеллигенции, поскольку «… интеллигенция потому и называется интеллигенцией, что всего сознательнее, всего решительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических группировок во всем обществе» [3, с. 343].
Сегодняшняя неразбериха в отношении интеллигенции связана в значительной мере с непониманием того, что новый виток цивилизации, переход к информационному обществу не только резко увеличивает ее количественные характеристики, не только многократно усиливает ее место и роль в современном мире, но и максимально усиливает ее ответственность за все в этом мире происходящее. В тоже время происходящие в мире трансформации не сделали интеллигенцию ни раньше, ни теперь ведущей, направляющей и решающей силой общественного развития.
Попытки представить ситуацию именно так, растворив, нивелировав рабочий класс и крестьянство как важнейшие элементы социальной структуры, обеспечивающие ее экономическое равновесие и политическую стабильность, приводят к очень тяжелым, не всегда предсказуемым последствиям.
Да, современная интеллигенция с помощью новейших инфотехнологий и при поддержке власть предержащих или тех, кто к этой власти стремиться, способна не только работать по заказу, не только генерировать идеи, но и воплощать их в жизнь. Сегодня уже исторически доказано, что интеллигенция сама по себе может и разрушать, и созидать, определять стратегию развития и вести за собой людей, но только если люди за ней пойдут. Не толпа, сбившаяся в кучу на площади, и готовая крушить все на своем пути, предвкушая прелести мародерства, а народ, понимающий и принимающий идеалы и лозунги интеллигенции, выработанную ею в интересах этого народа идеологию.
А вот ее-то современная интеллигенция ни в Украине, ни в России пока что не имеет. Не случайно в самое последнее время в публицистической литературе появился интересный термин «люмпен-интеллигенция». В нашем понимании – это довольно многочисленная социальная группа, не имеющая четкого представления ни о своих личных жизненных перспективах, ни о будущем устройстве общества, видящая смысл только в том, чтобы дорваться до власти и даже не столько до власти, сколько до «распределительного корыта». Это, конечно же, качества далеко не всей интеллигенции. Но ее значительная часть сегодня, к сожалению, охвачена социальной апатией, разочарованием, неуверенностью в будущем и полным неверием в возможность что-то изменить к лучшему. И это подталкивает ее в толпу, лишает возможности конструктивных, созидательных действий, выводит на позиции охлократии.
Украинская интеллигенция, в частности, в последние десятилетия тяжко страдает глубинными уязвленными комплексами. Ее прочно «посадили на иглу» социальной депрессии и национальной неполноценности. Информационные программы поставили на поток торговлю неудачами и поражениями. Они не дают вздохнуть, не дают повода для света, для радости, для национального самоуважения. Даже наоборот! Украинская интеллигенция сама изувечила свою историю, свою историческую память, запуталась в оценках прошлого, настоящего и будущего своего народа, посеяла межэтническую и межконфессиональную вражду, забыла, что национальная идея, вырождающаяся в концепцию национальной обособленности и превосходства, неотвратимо ведет от патриотизма к фашизму, что мы всегда будем бедными, убогими и агрессивными, если не начнем заботиться о здоровой психологии и нравственности людей.
А забота эта в первую очередь ложится на плечи интеллигенции. «Где искать опоры? – вопрошал в начале прошлого столетия один из наших великих соотечественников академик В.И. Вернадский. – Искать в бесконечном, в творческом акте, в бесконечной силе духа… надо, чтобы в народе имелись значительные группы людей, которые не ломаются бурей, но творят и созидают. Необходимо прямо смотреть в глаза происшедшему; пересмотреть все устои своего общественного верования, подвергнуть все критике, ни перед чем не останавливаясь. Продумать все искренно, до конца искренно. И надо, чтобы слово разбудило мысли и чувства людей, который до сих пор жили бессознательно.
Нет ничего хуже апатии, нет ничего вреднее и ужаснее безразличия, серой будничной жизни в такой момент», – писал В. И. Вернадский в своем дневнике 16 марта 1918 г., определяя собственную задачу и задачу российской интеллигенции на том переломном этапе, на котором находилась Россия в начале века [2, с. 204].
Вдохновенный призыв нашего выдающегося соотечественника сегодня вновь актуален. Он требует осмысления и переосмысления многих сторон нашей жизни и не в последнюю очередь проблемы интеллигенции, которая в условиях перехода общества к рыночным отношениям, экономической нестабильности и нарастания инфляционных процессов оказалась в наиболее критической ситуации. Положение, в котором оказалась в частности украинская интеллигенция, ее полная социальная аморфность и апатия ставят под сомнение не только возможность реализации ею своих специфических гуманистических функций, но и сам факт существования ее как социальной группы, ее физического выживания.
Однако вряд ли стоит говорить сегодня о кризисе интеллигенции в Украине. Это не кризис в его классической трактовке. – Просто ветер отсеял шелуху, и стало ясно, что зерна не так уж и много. Его и раньше было немного, а сейчас существенно поуменьшилось, однако при этом надо отчетливо осознавать, что интеллигенция не может исчезнуть как таковая, ее нет только в примитивных и архаических обществах, где, кстати, не бывает и кризисов. И у нас на постсоветском пространстве она сохраняется, остается со своей страной, своим народом, на своих позициях высокой морали и приверженности своему долгу, мучительно переживая за будущее и делая все от нее зависящее, чтобы возродить страну, вывести ее из шока, определить перспективы и повести за собой народ.
Что представляет собой украинская интеллигенция во втором десятилетии XXI века? В количественном отношении, если отталкиваться от трактовок социологических, а не этических, это сегодня одна из наиболее многочисленных социальных групп украинского общества, насчитывающая к началу столетия только среди занятого населения около 7 млн. человек, т.е. практически каждый седьмой  гражданин Украины, имея диплом о высшем или среднем специальном образовании, относится по своему социальному статусу к интеллигенции.
Однако, несмотря на то что число студентов высших учебных заведений в Украине за последние 20лет увеличилось более чем на 50% (от 1540, 5 тыс. до 2763,2 тыс. чел.) [4, с. 71] численность интеллигенции от этого не возросла, а даже имела отчетливую тенденцию к сокращению, особенно среди специалистов наиболее высокой квалификации. Это связано прежде всего с тем, что Украина давно стала интеллектуальным донором многих стран Западной Европы и США, занимая лидирующее место среди стран СНГ по экспорту собственных интеллектуальных ресурсов.
И это в постиндустриальную эпоху, когда ежечасно для любых действий и любых реформ необходимы люди интеллектуального труда, в Украине идет повальное снижение количества ученых, педагогов, деятелей культуры. В 1992 г., когда бюджет на науку был неожиданно урезан в 8 раз, каждый второй ученый Украины, думая о хлебе насущном, вынужден был сменить профессию. Многие меняли и родину. Для них внешняя трудовая миграция послужила способом сохранения профессии. Она помогла им адаптироваться к социально-политическим реалиям наших дней, явилась в какой-то мере и альтернативой внутренней «утечке мозгов» – уходу ученых в «челноки», в сторожа, в реализаторы на рынках.
Точно оценить число украинских специалистов, работающих сегодня за рубежом, невозможно. Статистика учитывает только выезжающих из страны на постоянное место жительства. Западные страны ведут в этом направлении целенаправленную, четко спланированную и организованную работу. Переманиваются наиболее квалифицированные и перспективные научные кадры. Так, по мнению американских специалистов, Украину с 1990 г. покинули 70–80% ее математиков, 50% физиков-теоретиков, работающих на мировом уровне. Этот поток оказывает иссушающее воздействие на технические вузы и университеты, ведет к гибели фундаментальной науки.
Взять, к примеру, Харьков, который всегда был ведущим научным центром мира. Здесь родились, жили и работали выдающиеся ученые, труды которых во многом определяли развитие всей мировой науки. Три нобелевских лауреата: Лев Ландау, Илья Мечников и Саймон Кузнец – это подарок Харькова миру. Не много еще найдется городов на земле, которые могли бы похвастаться таким результатом. И еще одна показательная цифра: каждый седьмой электронщик в США сегодня – выпускник харьковской высшей школы.
Но, как ни болезненно это осознавать, в последние годы Харьков начал сдавать свои позиции. Ежегодно Харьков теряет от 10 до 20% научно-педагогической интеллигенции. Уезжают не только маститые, но и совсем юные, даже студенты. Снизились в общественном сознании престиж преподавательского труда, позиции науки и элементарные нравственные ценности. И самое тяжелое во всем этом заключается в том, что мы с каждым днем скудеем не только деньгами, но разумом и совестью. И что особенно болезненно сказывается в самое последнее время – наряду с непрекращающимся оттоком интеллигенции заметно растет число выезжающих на постоянное местожительства или длительные трудовые контракты студентов. Принципы Болонской декларации ощутимо стимулирует этот процесс на основе односторонней академической мобильности.
Достаточно низкий уровень «цивилизационной компетенции» остающихся работников ведет к деградации интеллектуального потенциала общества во всех сферах его жизнедеятельности, приводит к техническому регрессу, снижает возможность страны выйти из кризиса. Эмиграция значительного числа интеллигентов за одно только десятилетие означает качественно неравноценную замену поколений, что, безусловно, скажется на генофонде страны в ближайшей и более отдаленной перспективе. В чем причина того, что происходит? Чем объясняется беспрецедентный исход украинской интеллигенции? Причин немало. Но, пожалуй, самая главная сейчас состоит в том, что украинская экономика и политика не замечают и практически не используют результаты даже выдающихся исследований своих ученых. И научные работники, и преподаватели высшей школы, наперекор тенденции оставшиеся работать в Украине, ощущают наибольший дискомфорт от ненужности своего труда, от личной своей невостребованности, от неуважительного отношения к своей профессиональной деятельности, не обеспечивающей им достойного существования и элементарного признания.
Украинская власть утверждает, что ее главной стратегической задачей на современном этапе должно стать обеспечение нормального материального положения учителей, преподавателей высшей школы, научных работников и таким образом возвращение их мотивации к труду, восстановление положения в обществе, достойного их труда. Не ставя под сомнение необходимость нормализации материального положения работников интеллектуального труда, хотелось бы все-таки изменить акценты: главная стратегическая задача состоит в том, чтобы обеспечить востребованность труда интеллигенции, восстановить ее былой авторитет и значимость. А это задача комплексная и значительно более сложная, чем просто повышение зарплаты. Такой точки зрения придерживаются, кстати, и многие видные российские ученые. Жорес Алфёров, например, пишет: «В 1992 г. бюджет РАН упал в 10–15 раз. Бюджет моего родного физико-технического института – в 20 раз. Но малый бюджет – не основная проблема. Самая большая беда – невостребованность научных результатов экономикой и обществом… Считаю, что сейчас нет более важной задачи, чем возрождение высокотехнологичных отраслей промышленности», а эту задачу призвана решать в первую очередь интеллигенция. [1].
Нет ничего неожиданного в том, что главная надежда и перспективы и Украины, и России связаны с интеллектом страны, в первую очередь, с теми, кто не утратил чувства интеллигентности, не отказался от своей гражданской позиции, от верности своему Отечеству, кто не утратил чувства долга перед своим народом.
Хотя справедливости ради нужно сказать, что таких, к сожалению, остается все меньше.
Духовный надлом всех слоев населения, и особенно молодежи и студенчества, утрата веры и идеалов, отсутствие вдохновляющей и объединяющей идеи, разрушение «синдрома повседневности», привычных стереотипов сознания и поведения, утрата возможности гордиться своими историческими корнями и верить в будущее – все это привело к разочарованию, подавленности, разобщенности, озлобленности людей, к социальной апатии и безразличию. И это наиболее болезненно сказывается именно на интеллигенции, теряющей не только свою интеллигентность, но и самое себя, свою социальную идентификацию.
И если такую ситуацию не переломить, последствия могут быть достаточно предсказуемыми – нас будут ждать нелегкие времена власти люмпен-интеллигенции и полное отсутствие профессионализма работников во всех сферах жизнедеятельности общества.
Литература
1. Алферов Ж. Выбраться с обочины//Аргументы и факты в Украине. 2011. № 51. 21–27 декабря.
2. Вернадский В. Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков. М.: Современник, 1993.
3. Ленин В.И. Задачи революционной молодежи. Полн. собр. соч. Т. 7. С. 341–356.
4. Освіта України. Інформаційні матеріали до ІІІ Всеукраїнського з’їзду працівників освіти. Київ: МОНМС України, 2011. 90 с.
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment