Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Юрий Покровский, Об интеллигенции - 3

Статья вторая

Ветер с южной стороны

Пишущие о России и непростой судьбе русского народа не забывают повторять об уникальности огромной страны. Кто-то считает ее «краем света», кто-то той землей, на которую сойдет с небес Мессия, чтобы обновить мир на принципах добра и справедливости. Полярность мнений о значимости России перетекает из века в век с тех самых пор, как «медвежий угол» был провозглашен православным монахом Третьим Римом.

В целом, полемисты сходятся во мнении о своеобразии русского народа, но оценивают это своеобразие по-разному. Одни относят русских к немногочисленной группе великих державно образующих народов, другие настаивают на том, что русские, в качестве исторической общности, сложились исключительно за счет внешних влияний и ничего особенного в государственном устройстве России, ее культуре и движущих силах общества нетов. Причем, суждения о «скандинавском следе», о наставнической роли Византии или несмываемом тавре татарского ига опять же зачастую диаметрально расходятся. Кто-то считает, что ткань истории народа, как и сам его этнический состав, сплошь состоит из иноземных нитей; кто-то наоборот настаивает на беспримесной чистоте русского народа. Но все спорщики соглашаются с тем, что после эпохи Петра I вся Россия ощутила на себе «дыхание Европы». Однако и в этом случае одни относят это «дыхание» к пагубным явлениям, а другие считают его освежающим всю общественную жизнь. Первые кручинятся о том, что из Европы пришли идеи масонства, атеизма, шовинизма, марксизма; вторые, напротив, видят в Европе очаг просвещения и двигатель прогресса.

Примечательно и то, что многовековое соседство с Оттоманской Портой, раскинувшейся на землях трех континентов, мало кого интересовало. Исключение составляет один лишь К.Н. Леонтьев. Впрочем, гениальность всегда исключительна. Именно сквозь призму турецкой действительности мудрец ясно увидел направленность грядущей реструктуризации европейского общества, идущего от цветущей сложности к всеобщему смешению и опрощению. Увидел Леонтьев и те скорби, которые ожидают Россию, призывал власти «подморозить» многие политические, экономические, социальные, культурные процессы, происходящие на русской земле. Он верил в Божью помощь и ждал остужающе-морозного ветра с северной стороны. К сожалению, Леонтьева никто не слышал.

Несмотря на то, что Порта заключала в своих границах все древние центры православия, в том числе и Константинополь, интереса к историческому опыту южного соседа русские проявляли мало. Разве что без конца подсчитывали, а затем пересчитывали число павших в бессчетных сражениях с турками и количество потопленных кораблей, а также удлиняли перечень взятых штурмом неприятельских крепостей.

Отсутствие всякого интереса у русских к особенностям протекания общественной жизни в Порте объясняется тем, что обе империи вошли в тесное соприкосновение как раз в эпоху Петра, который был последовательным европоцентристом, а все не европейское отметал, как никчемное. Даже православие было для него слишком «восточным». Кстати, пренебрежительное отношение ко всему азиатскому чуть не стоило Петру головы. Выйдя за пределы своей империи, русский правитель тотчас был пленен одним турецким пашей. Лишь благодаря женским чарам Марты Скавронской, искусству переговоров, которым блестяще владел Шафиров и жадности самого паши, Петр сохранил свое величие для истории и сумел убраться восвояси. Воспоминания об этой военной авантюре и позоре, пережитом в ходе унизительных переговоров с пашей, только добавили у реформатора России неприязни ко всему турецкому. Эта неприязнь передалась придворным и военачальникам, последующим правителям и правительницам России. К тому же, в XIX веке влиятельные европейские политики открыто называли Турцию «больным человеком», а победители в Первой Мировой войне разделили еще «неостывший труп» Порты между собой.

Интерес обычно вызывают не старые и дряхлые политические образования, а новые, растущие и крепнущие... В отличие от Турции, многие европейские государства действительно быстро развивались, бурно ссорились между собой, составляли противоборствующие лагеря и альянсы. Наполеона обуздали и, конечно, осудили за его непомерные амбиции, но каждый сколь-нибудь заметный европейский правитель мечтал стать вторым Бонапартом. Отдавая должное многим новациям, разрушительно-созидательным пертурбациям, происходящим в протестантско-католической Европе и непосредственно влияющим на жизнь в России, все же не следует отгораживаться от исторической судьбы южной империи по той простой причине, что трагедия, постигшая русский народ в ХХ в. созвучна с трагедией других православных народов, которые в века давно минувшие оказались под железной пятой завоевателей турок-сульджуков.

Воинственные кочевники приняли ислам примерно в то же время, когда жители Киевской Руси приобщились к таинствам христианства. Затем турки-сельджуки сокрушили Второй Рим, оккупировали прилегающие к Византии православные страны. На всех завоеванных территориях эти варвары вырезали правящий слой, ввели казарменную дисциплину - православные люди оказались на положении низшей расы. Многие христианские храмы, на протяжении двенадцати предыдущих веков просветляющие души многочисленных паломников, после падения Византии были разрушены или переделаны в мечети. Тысячи монахов и священников, искусных мастеров и воинов пополнили отряды невольников.

Порта прочно утвердилась на землях загубленной Византии. Ее армии считались непобедимыми, а солдаты слыли образцом доблести и бесстрашия. На руинах православной империи выросло могущественное, иноверческое, агрессивное государство, которое на протяжении четырех веков контролировало большую часть акватории Средиземного моря и значительные территории на Балканах, Передней Азии и Северной Африке.

Но вернемся к России.

За десятилетие, включавшее в себя вторую половину 1914 - первую половину 1923 г.г., миллионы русских детей оказались без кормильцев. Безотцовщина поразила и многие другие народы, ввергнутые в мясорубку Первой Мировой войны, но русские потеряли больше всех - около 6 млн. чел. К войнам в России привыкли и научились превозмогать их пагубные последствия. Ключевую роль в этих преодолениях играли Православная церковь, неустанно призывавшая людей к состраданию и милосердию, а также институт семьи. Семья обычно была многочисленной, многоколенной, к тому же густо оплетенной родственными связями. Но в описываемые нами годы на Россию обрушилось тяжелейшее бедствие, потому что Мировая война на дальних фронтах переросла в войну Гражданскую, Православная церковь оказалась вне законов, устанавливаемых большевиками. Патриарх Тихон предал анафеме Владимира Ульянова и весь коммунистический режим.

Междоусобица пришла вместе с лютым голодом, эпидемиями; затем последовали массовые репрессии. Люди погибали не только в сражениях, но и от распространения инфекционных болезней или от нехватки продовольствия; беженцы или депортируемые умирали в чистом поле от холода, горожане - от разгула мародеров. Имелись случаи массового безумия: люди сходили с ума от пережитых потрясений, издевательств, выселений, добровольно накладывали на себя руки, не в силах пережить «окаянные дни». Зачастую матери сами выпроваживали своих детей постарше на поиски «хлебных мест». Даже обеспеченные и состоятельные семьи не могли прокормить своих детей, потому что все сбережения одномоментно подверглись реквизициям. За исключением революционеров, утвердившихся во власти, и спекулянтов, сотрудничающих с мародерами, почти все семьи впали в полную нищету.

Заботу о миллионах малолетних оборванцев, лишившихся отчего крова и материнской ласки, взяло на себя юное советское государство. Социальная обездоленность детей, брошенных на произвол судьбы из-за рокового стечения обстоятельств, быстро превратилась в моральный капитал, который вскоре стал приносить властям устойчивые дивиденды. Бедствия и несчастья, терзавшие страну в течение целого десятилетия, оказались чрезвычайно полезны для радикального обновления общества.

Многие беспризорники не знали даже имен своих родителей, не говоря уже о других родственниках; не могли толком объяснить, где и когда родились. Отсеченные от опеки семьи и родни, низведенные тяготами выживания до скотского состояния, они представляли собой прекрасный «материал» для взращивания новой человеческой породы или для формирования новой исторической общности. Именно этой трогательной теме посвящен первый звуковой советский фильм «Путевка в жизнь».

Не следует демонизировать большевиков, искать доказательства того, что ими был реализован тщательно продуманный план, составленный в уютных европейских кафе или далеких ссыльных краях. Российская империя погрузилась в анархию из-за тягот изнурительной, затяжной войны с Германий и Австрией; та война буквально обескровила империю, да и не только ее одну. Большевики же чудовищным террором оседлали волну анархии в тщетной надежде распространить из разоренной России «мировой пожар революции». «Возгорания» произошли и в других странах и землях; в Баварии, в Венгрии, в Германии. Мощнейшие забастовки промышленных рабочих сотрясали Францию, Англию и США. Практически весь христианский мир был изнурен той войной до предела. Коммунистические идеи получили головокружительное развитие как следствие этого изнурения. Но к 1923 году они уже ослабили свой напор. На политическую сцену выходила «третья сила» - фашисты. К середине 20-х годов только твердолобые догматики вроде Троцкого еще могли ожидать «звездного часа для всего человечества». А диалектики прекрасно видели, что «мировой пожар революции» полыхал на территории одной России и пора гасить его, чтобы на пепелище как-то организовать жизнь оставшихся людей и не быть съеденными соседями.

В отличие от Ленина и Рыкова, тов. Сталин никогда не был германофилом; в отличие от Троцкого, Каменева, Зиновьева не причислял себя к «авангарду всего прогрессивного человечества», что было свойственно для сынов «избранного народа», вступивших на революционный путь. Он плохо знал Англию, в которой, согласно Марксу, развитые производительные силы давно должны были коренным образом изменить характер производственных отношений, но почему-то не изменяли. Тов. Сталин был выходцем с Кавказа, причем молодые годы провел не только в родной Грузии, но и в Азербайджане, а также в Аджарии. В Батуми ему удалось даже поднять восстание, чтобы освободить из тюрьмы томящихся там товарищей по борьбе с самодержавием. Он был смелым человеком и не особо цеплялся за свою жизнь.

Тов. Сталин как личность сформировался в регионе, который традиционно, на протяжении многих веков находился под сильным влиянием Порты. Политические, культурные воздействия Российской империи стали ощущаться в том регионе только в XIX веке. Жители Кавказа были осведомлены об особенностях и порядках в Оттоманской империи значительно лучше, нежели об особенностях жизни могучего северного соседа. Если армяне люто ненавидели турок, в своей ослепляющей ненависти обретая своеобразное утешение за давнишнюю утрату политического суверенитета, то грузины сумели отстоять свою независимость в борьбе с Портой; они постоянно ждали очередного натиска воинственных турок и, готовясь к его отражению, пристально всматривались в особенности государственного устройства воинственного южного соседа. Поэтому о порядках в Турции грузин мог рассказать гораздо больше нежели о Российской империи даже тогда, когда Грузия признала над собой власть династии Романовых.

Вот как характеризует правящий слой Порты американский исследователь Либур, издавший в 1913 году книгу под названием «Правительство Оттоманской Порты в эпоху Сулеймана Великолепного». [1]

«Оттоманский правящий институт включал султана и его семью, придворных, чиновников, армию, состоящую из кавалерии и пехоты, а также большое количество молодых людей, которых готовили к службе в армии, при дворе и правительстве. Эти люди владели пером, мечом и скипетром. Они выполняли все функции правительства, кроме функций правосудия, связанных с соблюдением Священного Закона. Наиболее характерной особенностью этого института было то, что его личный состав пополнялся в основном лицами, родившимися от христианских родителей. Во-вторых, почти каждый член этого учреждения считался рабом султана и оставался им всю жизнь, что никак не зависело от богатства, власти, доблести, которыми он обладал или которыми мог обладать.

Царская семья... могла справедливо считаться семьей рабов, потому что матери детей султана были рабынями; сам султан был сыном раба; его дочери выходили замуж за людей, которые носили титул визиря или паши, только пока это нравилось султану, тогда как титул «кул» или раб был постоянным. Сыновья султана, имея право претендовать на трон, женились только на рабынях. Задолго до времен Сулеймана (конец XV в. - прим. автора) султаны перестали получать невест царского происхождения, как, впрочем, и называть женами матерей своих детей».

Далее Либур пишет:

«Возможно, Земля не знала более смелого эксперимента, чем оттоманская система управления... В Соединенных Штатах Америки человек, воспитанный в среде лесников, может дойти до президентского кресла благодаря своим способностям и труду, но не благодаря тщательно отработанной системе, которая толкает его вперед. Римская католическая церковь и сейчас может из крестьянина сделать священника, но она никогда не выбирала кандидатов для этого из враждебной религии. Оттоманская система отбирала рабов и тщательно готовила из них управителей государства. Она брала мальчиков с пастбищ и от плуга и делала их супругами принцесс; она брала молодых людей, чьи предки века носили христианское имя, и ставила их правителями великих магометанских государств, воспитывала из них солдат и генералов непобедимых армий, и они с восторгом сшибали крест и водружали полумесяц. Они никогда не спрашивали у своих новичков: «Кто твой отец?» или «Что ты знаешь?» или даже: «Можешь ли ты говорить на нашем языке?». Но они изучали их лица и телосложение и говорили: «Ты будешь солдатом, а если покажешь себя достойным, то генералом!» или «Ты будешь ученым и знатным человеком, а если проявишь способности, то губернатором или премьер-министром». Полностью игнорируя тот глубинный механизм, который называется человеческой природой, и те религиозные и социальные нормы, которые, кажется, диктуются самой жизнью, оттоманская система навсегда отнимала детей у родителей, лишала их семейной заботы, отказывала в праве на владение собственностью, а семьям не давала никаких гарантий относительно будущего их дочерей и сыновей, не перемещала их по социальной лестнице, но учила их чужому закону, чужой этике, чужой религии и всегда заставляла помнить, что над их головами висит меч, который в любой момент может положить конец блестяще начатой карьере».

А теперь дополним это исследование высказываниями самого А.Дж. Тойнби [2].

«...Сущность оттоманской системы заключалась в отборе и тщательной тренировке «овчарок», которые должны были держать в повиновении «стадо» падишаха. Оттоманский общественный раб высшего уровня - это самая трудная, опасная, почетная и славная профессия, о которой только мог мечтать подданный падишаха.

Однако существенным и поразительным правилом оттоманского государственного правления является то, что эти места предназначались лицам иноверческого происхождения безотносительно к тому, были ли родители претендента подданными падишаха, тогда как единоверцы падишаха были нежелательны, даже если они являлись сыновьями оттоманской феодальной знати, которая считалась равной падишаху перед лицом Бога. Исключения допускались крайне редко. Этот обычай просто удивителен, поскольку он являет собой крайнее проявление отлучения отпрысков правящей элиты от власти. Однако он, безусловно, имел позитивные стороны. Оттоманская система обучения предъявляла человеку столь строгие требования, что только тот, кто полностью и безоговорочно порывал с привычной средой и входил в новую систему как изолированный атом, мог соответствовать ей по всем параметрам. Поэтому среди всех претендентов, находившихся в распоряжении падишаха, наименее пригодными оказывались дети мусульманских феодалов, обремененные клановыми и родственными связями, гордые своим происхождением и религией. Падишахи понимали, что если однажды они уступят и допустят этот свободнорожденный и свободомыслящий элемент к власти, то возникнет острый конфликт между личностью и системой...

Главными принципами оттоманской образовательной общественной системы были постоянный и неослабевающий надзор, специализация на всех ступенях прохождения обучения, а также чередование поощрения и наказания. Дисциплина была очень строгой, а наказания, хотя и регулировались определенными правилами, были жестокими. С другой стороны, применялись и положительные стимулы, срабатывала постоянная апелляция к честолюбию. Каждый мальчик, поступивший в гвардию оттоманского падишаха, сознавал себя потенциальным великим визирем. Перспективы его целиком зависели от личной доблести и успехов в соперничестве со своими товарищами по учебе. На каждой ступени обучения у него была возможность повысить служебную категорию; успех означал немедленное увеличение жалования (слуги - рабы оплачивались с самого начала), кроме того возрастал шанс достичь самых блестящих вершин карьеры».

Эти пространные выдержки двух уважаемых историков понадобились, чтобы найти ответы на вопрос: почему тов. Сталин в послереволюционные годы постоянно наращивал свой авторитет как политик, как хозяйственник, как партийный строитель, как военный стратег, в то время как его соумышленники, отличающиеся избыточным самомнением, частенько ошибались и промахивались? Дело в том, что тов. Сталин отчетливо видел будущее государственного устройства СССР и будущий опорный слой страны. А его многочисленные соперники и претенденты на власть обнаруживали вокруг себя лишь преграды или объекты, предназначенные для разрушения и слома. Знаменитое изречение: «Кадры решают все» - имело столь глубокое и столь революционное значение, что его мало кто понимал.

Выходец из мира «голодных и рабов», вознесенный своим долготерпением, упорством и адекватным восприятием постоянно меняющейся общественно-политической ситуации на вершину власти, кавказский горец, вчерашний каторжник и бродяга, отрекшийся от Христа и от своего первоначального имени (И.В. Джугашвили), тов. Сталин дополнил социальный эксперимент марксизма этико-евгеническим, опираясь на исторический опыт страны, которая была совершенно неинтересна и непонятна русской интеллигенции. У него были все основания многажды убеждаться в неисправимой слепоте тех, кто громогласно провозглашал себя вождями трудящихся масс.

Новая власть, извратившая все христианские добродетели до их противоположностей, могла надолго утвердиться на руинах Третьего Рима, только переняв навыки правления Порты. В миллионах беспризорников, отлученных от родительской опеки и ласки отнюдь не набегами крымских татар, а самой судьбой, тов. Сталин прозорливо увидел своих будущих верных сторонников и подданных - подлинных строителей коммунистического завтра. Чем больше был размах репрессий, чем тяжелее войны и губительнее недороды, тем выше вздымались волны человеческого горя и страданий. Но эти волны в изобилии выносили на берег «человеческий материал», «теплую глину», из которой можно было беспрепятственно лепить будущих офицеров, инженеров, ученых, писателей и партийных работников.

У чумазого мальчугана, подобранного на захудалой железнодорожной станции или в грязном подвале, не спрашивали, кто его отец, крещен ли, где родился. Многие дети и при всем своем желании не могли ответить на эти простые вопросы, потому что с самого нежного возраста всецело были заняты поисками более важных вещей: Где найти укрытие от дождя и ветра? Где разжиться хотя бы заплесневелой коркой хлеба? Чем защищаться от крыс или от одичавших собак?

Такого мальчугана обривали наголо, отпаривали и отмывали, сжигали все его тряпье, одевали в простую чистую одежду, кормили, предоставляли кров, обучали, следили за его поведением, воспитывали в нем будущего активного бойца за идеалы социалистической революции; затем поручали сначала незначительные задания, а потом и более ответственные. И в случае их успешного выполнения, смело выдвигали неофита на высокие посты, предоставляли реальную власть над тысячами людей и даже целыми областями и республиками, интегрированными в Советский Союз. Ни одна самая демократическая система не могла похвастаться столь головокружительными взлетами «из грязи в князи». Даже в США, население которых преимущественно состояло из потомков европейских низов, сложился свой истеблишмент, который не пускал в свой круг людей «из ниоткуда». Конечно, определенные исключения случались. Даже в консервативной Англии в сообщество знаменитых писателей пробился своими скандальными романами Лоуренс - выходец из шахтерской семьи. Но в Советском Союзе подобные взлеты в любых сферах жизнедеятельности общества приобрели поистине массовый характер и производили ошеломляющее впечатление не только на строителей коммунизма, но и на скептиков.

До сих пор «дети совдепии» охотно признаются в том, как они горячо любят Советскую власть и лично тов. Сталина. Некоторые из них даже смутно помнят своих родителей или бабушек и дедушек и к тому же выяснили в зрелом возрасте, что родители были расстреляны красноармейцами или сосланы на Крайний Север как кулаки. «Дети совдепии» тем не менее стараются поменьше думать о тех годах. Они не хотят «ворошить прошлое»; они сами всю жизнь презирали «обиженных властью» и всегда доверяли тем, кто учил, воспитывал, поощрял и выдвигал сирот. Они избегают сопоставлять факты, подтверждающие, что «учителя» и «воспитатели» измывались над их отцами и дедами, насиловали сестер и матерей. Они искренне считают эти факты «очернительством» или «вредительством», да и вообще стараются не думать в «этом направлении». Родители и прочие родственники для них слишком абстрактны, такие же далекие незнакомцы, как авторы наскальных рисунков в древних пещерах.

Но «дети совдепии» прекрасно помнят те минуты, когда Советская власть извлекла их из руин и сняла с чердаков, и дала им все, что они имели на протяжении своей долгой жизни: койку в детском доме, красный пионерский галстук, аттестат об окончании школы рабочей молодежи, диплом техникума или училища, партбилет, служебную квартиру и служебную автомашину, должности и связи, общественный статус и уважение среди таких же товарищей, как и они сами. Все это достигалось благодаря жесткому отбору, через самодисциплину, через терпение и труд. Но ни в одной другой стране, оказавшись в детстве на свалке, они не смогли бы достичь и малой толики того, чего им удалось достичь в качестве строителей коммунизма в СССР. Да, лихолетья отобрали у них буквально все, сделали сирыми и нагими, бросили на произвол судьбы и обрекли на гибель; но действующая в стране система не позволила им погибнуть, дала им «путевку в жизнь». Как же они могут плохо относиться к такой системе!

Буквально на протяжении жизни одного поколения произошло замещение одного правящего слоя (аристократия) на другой (русская интеллигенция), а затем на третий (советская интеллигенция). Вторая Византия, величайшая в истории империя, оказавшись в состоянии безвластья, была стремительно превращена в пепелище варварским натиском леворадикальных интеллигентов, дезертирами с фронтов Первой Мировой войны, инородцами с национальных окраин, деятелями Коминтерна, слетевшимися к политическому трупу из стран Европы и Северной Америки, а также городскими люмпенами с уголовными наклонностями. Также, как и при падении Константинополя в ХV веке, были убиты император и вся его семья, подверглись осквернению и разрушению православные храмы и святыни, христиане оказались на положении низшей расы. На руинах империи утвердилась иноверческая религия. Но, как свидетельствуют Либур и Тойнби, отнюдь не турки-мусульмане, завоевав Византию, составляли могущество Порты, а янычары, паши и визири, отобранные в детские годы у униженных христианских семей, соответствующим образом выученные, воспитанные и считавшие себя пожизненными рабами султана.

На фоне быстро взрослеющих юнцов, преданных лично тов. Сталину и убежденных, что подлинная история человечества началась с 1917 года, а до этого были сплошные потемки и недоразумения, русская интеллигенция выглядела скопищем пустотелых жестяных барабанов из местечка Бубнилово. Советские интеллигенты были молоды, энергичны, дисциплинированы, легко подчинялись мобилизациям и были исключительно чутки ко всем вибрациям, исходящим от правителя. Они были всецело обязаны новой власти и не имели никаких связей с порочащими элементами, а также их не обременяли воспоминания, уходящие за сроки существования Советского государства. Русская интеллигенция обрела своего могильщика. Радикализм неизбежно вызывает радикальные последствия.

Революция диалектически развивалась. Логика перемен сначала заключалась в уничтожении враждебных классов, а точнее будет сказать, в истреблении цвета русского народа; затем пришла очередь русской интеллигенции, в составе которой оказались тысячи царских офицеров, перешедших в годы Гражданской войны на службу к большевикам, тысячи русских преподавателей университетов и других образовательных учреждений, также оставшиеся по тем или иным причинам на родине, тысячи русских инженеров и специалистов, относивших себя к «технарям» и считавших себя атеистами. Значительная часть этой публики была отнесена к заговорщикам, вредителям, саботажникам или носителям контрреволюционной идеологии. Наконец дело дошло и до прощания тов. Сталина с братьями по революционной борьбе. Все они подлежали уничтожению.

Описывая стиль правления диктатора, некоторые историки и публицисты склонны считать его юдофобом. Но для подобного утверждения слишком мало оснований. Гораздо больше признаков того, что тов. Сталин считал евреев «рожденными для рабства» (это мнение закрепилось в сознании просвещенных людей еще со времен античного историка Тацита). А раз мир «голодных и рабов» поднялся для революционной борьбы, евреи просто обязаны были играть в этой борьбе заметную роль. Но тов. Сталин строил государство на века, методично укрепляя политическую систему, и при этом строительстве сталкивался с проблемами, схожими с теми, с которыми столкнулся завоеватель Константинополя и покоритель всей Византии - Мехмет II. Ради прочности созидаемой им империи Мехмет II был вынужден приказать убить всех своих братьев, как потенциальных претендентов на трон. Прибегнем еще раз к мнениям уже цитировавшихся нами историков.

«Мехмет II Завоеватель получил разрешение убить своих братьев, «чтобы сохранить в мире мир» (Либур, там же). «...Можно предположить, что великий оттоманский государственный деятель, когда он приказывал задушить своих лишних наследников, испытывал не большие угрызения совести, чем современный западный буржуа, когда он решает утопить лишних котят». [3]

Схожим образом тов. Сталин был вынужден поступить и с ленинской гвардией - соратниками по борьбе за равенство и братство. Но в отличие от Мехмета II, это решение, видимо, далось ему нелегко. Чтобы придать убийству своих «братьев по вере» легитимный характер, он устроил показательные судебные процессы. А так, как рассеяние евреев отнюдь не исключает их сгущений в определенных местах и в определенное время, то получилось, что среди осужденных на позорную смерть оказалось немало «детей Израилевых»: уж слишком явно и настырно они выказывали претензии на власть, даже не ведая, что творятов. Они погибали как догматики и фанатики, приговоренные диалектиком и политиком к исчезновению из истории строительства нового общества.

Ни одного русского человека не участвовало в ликвидации ленинской гвардии. В карательных органах и системе правосудия того времени даже советских интеллигентов было еще крайне мало; видную роль и ответственные посты по-прежнему занимали поляки, евреи, армяне, грузины, латыши и прочие русские интеллигенты, вовлеченные в революционные коловращения сначала в качестве попутчиков и рядовых бойцов, а со временем «вышедших в люди».

Зло - самоуничтожается.

Но, к сожалению, не исчезает совсем.

(окончание следует)

Tags: Покровский, Сталин, статьи об интеллигенции
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments