Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote in intelligentsia1,
Александр Бангерский
banguerski_alex
intelligentsia1

Categories:

Им трудно быть вашим Богом

“Стисни зубы и помни, что ты замаскированный бог …”

/А. и Б. Стругацкие “Трудно быть богом”/

Думаю, никто не оспорит утверждение, что Стругацкие - любимейшие фантасты советской интеллигенции 60-80-х годов. И не просто любимые писатели, а культовые, и культовые заслужено. Между тем, книги Стругацких насквозь идеологизированы, и интеллигентного советского читателя, – вообще говоря, презирающий открытую дидактику, - это нисколько не раздражало. Хотя изначальная идейность авторами никогда не скрывалась, никак не маскировалась, и впоследствии они также не отреклись от своих “коммунистических утопий”. И поныне, несмотря на идеологическую гегемонию приличествующего “либеральным реформам” 90-х годов антикоммунизма, либеральная интеллигенция ни в коей мере не отрекается от Стругацких. Этот феномен нуждается в осмыслении.

Вот и опубликованная недавно любопытная статья Шико “Трудно быть богом или гибель богов?” посвящена интерпретации творчества Стругацких. Развернувшаяся затем бурная дискуссия побудила меня шире обнародовать ставший труднодоступным мой прошлогодний текст по затронутой теме, сделав вначале некоторое предуведомление, а затем и дополнение.

Соглашусь с Шико, Стругацкие столь явно отождествили себя с прогрессорами, до такой степени посмотрели на мир их глазами, что не заметили, как вопреки всем их стараниям дон Рэба и Орден получились значительнее и интереснее самих героев-прогрессоров. При отстраненном взгляде повесть “Трудно быть богом” стала похожа на художественной отчет незадачливых прогрессоров своему начальству, где они своих противников по инфантильному интеллигентскому обычаю оболгали и окарикатурили до неприличия, отчего и сами стали выглядеть довольно глупо (только не в собственных глазах, разумеется).

А ведь даже поверхностный взгляд со стороны на всю ситуацию с “прогрессорством” не мог бы не вызвать изумления – чего и зачем ОНИ добиваются от абсолютно чуждых и совершенно ненужных им инопланетян, к которым не испытывают не то, что симпатии, а даже и простого любопытства? Если бы прогрессоры собирались инопланетян элементарно насиловать и грабить, то это и то было бы человечнее. Впрочем, ОНИ именно что стремятся поработить отвратительных туземцев-недочеловеков, но делают это в столь извращенной интеллигентной форме, что даже самими прогрессорами нисколько не осознается цимес своего деяния (что, однако, только свидетельствует о недоразвитости и инфантильности их самосознания).

Теперь мои возражения Шико. Он интерпретирует идею “прогрессорства” как своего рода романтизацию жидо-масонского заговора, оправдание власти над миром некой “богоизбранной” расы в духе небезызвестных “Протоколов”. Полагаю, это небезосновательное, но поверхностное суждение.

Что такое прогрессорство? Это власть, но не власть “королевских дворцов и президентских домов, парламентов и СМИ, банков и бирж” и etc. Вовсе нет, это сбывшаяся мечта интеллигенции – Власть без всякой ответственности. Интеллигенция любит жаловаться на свое личное бессилие в этом грубом мире, что сила на стороне всемогущих “тупых-бездарных бюрократов”. И вот в “Трудно быть богом” это ограничение снято, грезы сбылись. Но интеллигенция отнюдь не пожелала открыто утверждать над отданным ей миром свои идеалы и власть. Казалось бы, чего проще, опираясь на свое неоспоримое техническое превосходство, явным образом посрамить врагов Просвещения и Прогресса, насадить Цивилизацию силой. Если нет желания применять открытое насилие, то, в конце концов, арканарских обывателей можно просто “купить” (как “купили” землян – обсуждается в статье К.Крылова, на которую далее дана ссылка). Не-е-ет, мы простыми путями не ходим. Прогрессоры - под разными лицемерными оправданиями - вовсе не стремятся захватить в туземных государствах верховную власть - самим стать королями, первыми министрами и т.п., - ведь это же хотя бы моральная ответственность. Интеллигенции этого не нужно (предел ее мечтаний – хлебная и влиятельная должность без прямой ответственности за хоть какое-нибудь дело). А желает интеллигенция власти через моральное унижение обреченных на ее иго, именно в этом смысл, способ и цель ее социального существования, только так возможно социальное самоутверждение интеллигенции.

Так что мы имеем дело совсем с иным сюжетом, нежели в пресловутых “Протоколах”. Вообще, не следует путать этническое и социальное (хотя различать их бывает довольно трудно). Из того, что евреи – прирожденные интеллигенты, и что евреи любят это дело (интеллигентствовать), еще не следует, будто проблема “русской интеллигенции” сводится исключительно к “еврейскому вопросу”.

/Пионер, апрель 2000г./

***

Весьма поучительно наблюдать, как последнее время либеральный агитпроп погребает своих мертвецов. Интерес представляют посмертные характеристики вельможных еврейских покойников (или приравненных к ним, типа академика Д.С.Лихачева).

Так уполномоченный и оперуполномоченный НКВД в 1933-36гг. Л.Разгон с уморительной серьезностью рекомендуется в качестве видного антисоветского правозащитника-гуманиста, антикоммуниста и антисталиниста (пожалуй, последнее может и имеет известное отношение к реальности). В заметке на 100-летие Габриловича (“Известия” от 20.09.99г.) утверждается, что фильмом “Коммунист” он “уважил большевиков”, и, вообще, “он мог бы стать Шопенгауэром. Если бы черт догадал его родить в другом веке”. Не правда ли занимательно, что прославившие себя ленинианами Ромм и Габрилович (только подумайте, сколько интриг и усилий стоило этим советским мэтрам в свое время добиться этой великой чести – снимать задушевные фильмы о Ленине!) ныне интерпретируются либеральной интеллигенцией, как образцовые антикоммунисты в душе невыразимо страдавшие под гнетом совка. А более всего нашим кошерным антикоммунистам ненавистна добрая советская сказка “Кубанские казаки” Пырьева, которому нет прощения во веки веков [1]. Примеры можно длить до бесконечности, ими весь агитпроп забит.

Думаю, здесь сказывается не только известный постулат - еврей никогда ни в чем, ни перед кем не виноват, за исключением, быть может, другого еврея, - и прилагаемая к нему в виде тривиального следствия искренняя еврейская наглость. Тут еще проступает и мироощущение рафинированной советской интеллигенции (так называемой, творческой), той самой “репрезентативной группы” обитания Стругацких, о которых, собственно говоря, далее и пойдет речь. [2] Однако не евреи как таковые будут предметом нашего внимания - кому они интересны, - а русская, советская интеллигенция. Должен прямо сказать, что воспринимаю Стругацких исключительно как советских писателей и русских интеллигентов. Еврейство Стругацких не должно смущать, ведь натуральные русские интеллигенты получаются именно из евреев. [3]

Идеальный мир русского интеллигента создан евреями Стругацкими? Да, это символично, знаково и оно же культово. Но что ж с того, так давно повелось. “… Я сразу понял, что вы русский мальчик. У вас всех какое-то особое выражение лица” (“Стажеры”), - заметьте, уже тогда в эпоху багрового интернационализма (самое начало 60-х) на космическую целину отправляются не советские, а именно русские мальчики. Такие милые, они совершенно не умеют вести дела с Западом, а ведь у нас мирное существование и соревнование систем. (Господа либералы, перечтите “Стажеров”, особенно те места, где ведутся мировоззренческие дискуссии с вами, будущими барменами реформ.) Через 30 лет бизнес возглавили еврейские мальчики-реформаторы. А что делать? кому-то надо нести бремя прогрессора, ведь русские мальчики не вернулись домой. С Марса.

Вот что было бы полезно понять. Когда советская вельможная и вовсе беспородная интеллигенция задумала предать СССР? Почему отреклись они в помыслах от дела рук своих, в которое евреи вложили столько души, а русский народ еще больше крови? Когда и как пришло к ним разочарование в своем детище? Мне кажется, что именно у Стругацких можно кое-что разглядеть, именно у них, поскольку они, по-моему, наиболее советские из всех стоящих интеллигентских писателей. Сразу оговорюсь, не о злонамеренных замыслах пойдет речь, но о тех неосознанных чувствах и подсознательном отношении к окружающему миру, которые Стругацкие не видели нужды и не могли скрывать, - у них все пронизано мировоззрением благонамеренного советского интеллигента. Произведения Стругацких 50-60-х годов содержат тот самый интеллигентский оптимизм, - бессознательно принимаемый читателями и самими авторами за коммунистический, - который был безоговорочно адекватен общему подъему советской социальной самоуверенности того времени. Славная эпоха ОТТЕПЕЛИ – ренессанс советской интеллигенции, зарождение “шестидесятников”, которые всего через треть века доведут страну до полного краха.

У меня в книжном шкафу, наверное, есть все стоящее из написанного Стругацкими. Но, несмотря на законный повод, предоставленный К.А.Крыловым (“Стругацкие”), решил ничего не перечитывать заново, - Продлись, продлись очарованье! Буду писать о том, что осталось в памяти после того, как все забыто. Думаю, в этом тоже есть смысл.

Стругацкие, начиная с весьма дебильной “Страны багровых туч”, - которой, по их собственным признаниям, было время, когда они даже гордились (похоже, до конца 60-х годов), - всегда шли в русле генеральной линии идеалов советской интеллигенции, творчески преобразую в литературу ее фантазии и мечтания. И следует отметить, что их построения применительно к обстоятельствам в некоторых аспектах довольно корректны и закономерно прозорливы.

Грезит советская интеллигенция избавлением от государственной бюрократии, и получает замечательно веселую сказку “Понедельник начинается в субботу”, затем “Сказку о Тройке”. Бюрократия там в рамках жанра вполне убедительно посрамлена. Правда, успех может быть достигнут только при условии наличия достаточного количества и могущества волшебных палочек (собственно говоря, их требуется отобрать у бюрократии). Заметил ли это кто, в том числе и сами авторы? Ведь в противном случае, как мы уже знаем по собственному опыту, достигнутая под руководством проф. Выбегалло победа над “административно-командной системой” приводит желавших ее научных сотрудников к торговле по подворотням гербалайфом, кадавры, неудовлетворенные желудочно, становятся олигархами, а интеллектуально – президентами. И все это к полному восторгу неудовлетворенной либерально интеллигенции.

Прочитав в свое время “Трудно быть богом”, кроме восхищения (от которого не отрекаюсь и поныне), испытал еще и некоторое неясное тогда смущение. Поразила даже не сама затея с “прогрессорством”, но те два основных постоянных чувства, которые испытывали прогрессоры в связи с облагодетельстваемыми инопланетными туземцам. Прежде всего, это с трудом скрываемое почти физиологическое омерзение к объекту, подвергаемому воздействию гуманизмом [4]. Помнится, благородному дону Румате постоянно досаждал запах, увы, редко моющихся (почему?) жителей Арканара, включая похотливых придворных дам. Казалось бы, проведя с ними бок о бок несколько лет можно было и привыкнуть. Или бы попытаться ввести придворную моду на ежедневное мытье. Так нет же! Кажется, что благородный герой-прогрессор сознательно или нет, только и ищет повод, еще больше возненавидеть ничего не подозревающих о его духовных и эстетических запросах инопланетян. Собственно говоря, его всю дорогу мучает только один вопрос: пора их всех "мочить" или они еще недостаточно провинились перед идеалами гуманизма нашего интеллигента? Герой страшно мучается этим гамлетовским вопросом и долго никого не убивает, чтоб уж в конце произведения оттянуться во всю силу человеколюбия. Нельзя отказать нашим фантастам в прозорливости. Из того, что рафинированная интеллигенция, выбравшая своим кумиром юродствующего академика Сахарова, с благородным негодованием осудила советскую войну в Афганистане, еще не следует, что эти люди не способны к чему-нибудь гораздо худшему, например, застенчиво симпатизировать изуверствам чеченских работорговцев и, руководствуясь этим светлым чувством общечеловеческой любви, сдать на ичкерийскую живодерню русское население.

Спрашивается, ну а чего ради все это “прогрессорство” затеяно, зачем вся эта борьба с инопланетным средневековым “феодальным фашизмом” и с монашеским Орденом неясной религиозной и политической ориентации (ясно только, что нехорошей, тоталитарной)? Ну, уж никак не ради подлого населения феодально-фашистской планеты. [5] Чем оно там, кстати, занимается, как живет? Бог весть, прогрессоров и Стругацких это особенно не занимает. Туземцы не подают нашим гуманистам никаких надежд, а только подлым образом едят, пьют и никаких высоких ни мыслей, ни чувств не имеют. Начинаешь яснее понимать, что знаменитый вопрос интеллигенции о смысле жизни в действительности означает сомнение этого самого Интеллигента в возможности хоть какого-то достойного Человека смысла существования неинтеллигенции. То есть сомнений, как таковых, давно нет и даже, по совести говоря, изначально не было, - просто интеллигенции до сих пор не вполне ясно, как в свете идеалов гуманизма до них до всех поделикатнее донести эту горькую правду. Вот с арканарцами все кристально ясно – жить им совершенно незачем, - только друг друга и прогрессоров зря мучают. Правильнее всего было бы их всех поголовно истребить, да нельзя – могут пострадать еще не окончательно спасенные местные интеллигенты. Оставить в покое все как есть те же идеалы добра и справедливости не позволяют, вот и мучаются прогрессоры с туземцами почем зря. Очень на вселенский садомазохизм похоже. Но нет, это не он. Это у нас плод космических духовных исканий такой. “Интересно, потерпит ли Мировой Совет существование планеты с рабовладельческим строем?” – это сакраментальный вопрос из “Попытки к бегству”. Согласитесь, очень прозорливо. Вот совсем недавно Югославию с несимпатичным Мировому сообществу Милошевичем не потерпели, – разбомбили сербов высокоточным оружием. Точность оружия с точки зрения граждан цивилизованных стран и их правозащитников уже само по себе оправдывает его применение. А у прогрессоров, сочиненных Стругацкими, - не извольте беспокоиться - оно высокоточнее по самое дальше некуда.

Нельзя не отметить, какое удивительное количество разнообразных фашистов-нацистов населяет произведения Стругацких. На упоминание какого-нибудь эсэсовца можно наткнуться в самом неподходящем месте. [6] Эти существа, как и другие мифологизированные исторические враги евреев и соответственно интеллигентов, – монахи, инквизиторы, нацисты и т.п. (а казаков почему-то нет), у Стругацких абсолютно сказочные (вроде орков, гоблинов, троллей и т.п.) и являются антиподами абсолютного добра вселенной – Интеллигента.

Все титанические усилия прогрессоров направлены только на спасение и обустройство местных интеллигентов, своего рода, межпланетная эмиграция. Между прочим, ретроспективно не трудно понять, что интеллигентность по Стругацким есть признак биологический (расовый?) и не имеет прямого отношения к интеллекту, культуре, образованию и т.п. - нет на планете ни того, ни другого. Даже следов учреждений культуры не наблюдается. Так только, какие-то мутные воспоминания ни о чем. Грамотность у отдельных индивидов формируется, видимо, сама по себе, в силу неодолимой природной склонности (мутация такая), а у остальных наблюдается врожденный фашизм и средневековый некультурный антигуманизм. Не следует это считать ошибкой по недосмотру маститых фантастов. Если дать себе труд ознакомиться с документальными воспоминаниями советских эмигрантов (точнее говоря, антисоветских) и прочих разных кошерных диссидентов 70-80-х годов, то можно узнать, что в подлом совке не было ничего, ни наук, ни культуры хоть какой, а только они - страдающие от окружающей их тотальной серости интеллигенты с Хемингуэем под мышкой (Кафкой, Фрейдом и т.п.), так сказать, джентльмены в поисках колбасы и билетов на закрытые просмотры импортных кинофильмов.

Наиболее мрачное впечатление на посланцев Цивилизации производит то, что ущербные аборигены не осознают своей неискупимой вины перед гуманистическими идеалами этой самой Цивилизации, о которых туземцы, впрочем, ничего не знают (заметим, им никто ничего даже и не пытается объяснять, – “правила игры” и критерии известны только самим прогрессорам), и что еще хуже – неосознанно, но злонамеренно пытаются, как могут противиться посланцам Добра. И что весьма характерно, в силу безмерного высокомерия прогрессоры даже будучи вооружены высоконаучной “базисной теорией феодализма” постоянно проигрывают интеллектуальное соревнование местным интриганам. Разумеется, это только лишнее подтверждение зоологического озверения туземного населения, которое озабочено только одним, как бы поступить как можно более гнусно и некультурно, - все назло тайным комиссарам Светлого будущего. Искренне дружески пообщаться прогрессору возможно только кое с кем из местной аристократии. Некоторое родство душ на почве презрения к простонародью. Единственно, кто подает надежды, к кому прогрессоры испытывают нечто вроде уважения, в ком они признают полноценные личности, - это местные уголовники/революционеры.

Да, чуть не забыл сказать про второе яркое ощущение прогрессоров от своей деятельности. Это удивление от собственной терпеливой доброты по отношению к объекту своих забот [7].

Наверное, читателя мучают смутные антисемитские подозрения, истоки особенностей творчества наших фантастов предполагаются в их неисправимом еврейском менталитете. Да, напрашивается подобная мысль, но я категорически не стал бы интерпретировать произведения Стругацких в духе метафоры еврейского прогрессорства на планете Земля (хотя из их книг можно настричь сюжетов и цитат еще на одни полноценные “Протоколы”). Все-таки по большей части направление их мыслей – нахрапистый интеллигентский шовинизм и не более. Мир Полдня – это не столько коммунизм, сколько идеальный мир советского интеллигента, утопия Стругацких – космос интеллигенции, которая уже во вселенском масштабе с позиции абсолютного превосходства выясняет, насколько инопланетные цивилизации удовлетворяют ее нравственным принципам. Соответствующая интеллигентская антиутопия – это место, где мучают интеллигентов, или мир, глядя на который интеллигент мучается сам. Мир, где интеллигента – венца эволюции космического разума - нет вовсе (или хотя бы он не присутствует в качестве стороннего наблюдателя), никакие интеллигентные фантасты не могут даже помыслить, т.к. подобный мир не имеет никакого смысла существования по определению. Правда, где нет никого и ничего кроме интеллигенции как-то тоскливо, ибо там человеческая жизнь сводится к одному – выяснению, кто кого превосходит интеллигентностью.

А что делать, если человечеству в космосе встретится инопланетная цивилизация превосходящая земную интеллигентностью и гуманизмом? Картина получается жутковатая: чего ОНИ добиваются совершенно не известно, никто ничего ни кому не объясняет, и делать этого не собирается, что происходит абсолютно не понятно, как правильно поступить и что такое теперь “правильно” никто не знает и даже не надеется узнать (“Жук в муравейнике”, “Волны гасят ветер” и т.п.). Не приведи господь жить под гнетом интеллигентных прогрессоров!

***

“По-моему, в этом сама суть Прогрессора: умение решительно разделить на своих и чужих”.

/А. и Б. Стругацкие “Жук в муравейнике”/

***

/Пионер, ноябрь 1999г./


Продолжение: "Сказание об ужасном голом вепре Ы"


Примечания:

[1]     Впрочем, Пырьев еще и лично провинился перед еврейским народом. Кровавый тиран Сталин в бесконечной череде своих преступлений имел наглость сделать Пырьева немалым начальником советского кино. В 90-е годы опубликовали письма того времени Ромму советских кинорежиссеров евреев, возмущенных этим произволом – над ними посмели поставить начальником какого-то русского. Обычно, евреи такое попрание своих природных прав никому не прощают и травят наглеца из поколения в поколение.

Формально, главное обвинение предъявляется Пырьеву в том, что, видите ли, в “Кубанских казаках” нет жизненной правды о колхозном строе. И этой фальши в искусстве наша интеллигенция не перенести сама, не простить кому бы то ни было никак не может. А вот интеллигентские кумиры – роммы и габриловичи – те таки да, своими ленинеанами несли народу свет высшей правды. Если же и приходилось им в чем кривить душой, то только по крайней нужде сделать карьеру выдающихся советских кинорежиссеров. От этого вынужденного тоталитаризмом насилия над их личностями они ужасно страдали (в душе). За эти тайные душевные муки интеллигенцией им все простится. А Пырьеву – ничего и никогда. Его кувшинному рылу недоступны возвышенные интеллигентские переживания. Да-с.

Тут вот что еще интересно. Интеллигенция подсознательно убеждена, что только она вправе давать оценку жизни народа, что только она может открыть народу глаза на его подлинную жизнь. А то еще откуда бы народу знать о своем колхозном быте?! Только из грешащих против реализма любимых народом “Кубанских казаков”. Вот так.

[вернуться в текст]

[2]     Разумеется, в предисловиях к изданиям Стругацких после 1991г. говорится о “годах гонений мастеров жанра” - полный аналог прежнего “верный ленинец”.

[вернуться в текст]

[3]     Если из какого-нибудь русского путем дрессуры в ГУЛАГе получался настоящий интеллигент – тот же преподобный Д.С.Лихачев, - то этот феномен вызывал всеобщее искреннее изумление и привлекал внимание ТВ. Незадолго перед концом славного жизненного пути эталонного Интеллигента вечно полупьяный Гарант конституции Борис Николаевич перед телекамерами самолично наградил Лихачева орденом Андрея Первозванного (и его, хотя бы как историка, от этой похабности не стошнило). Уникальный случай – человек награжден высшей государственной наградой за выдающийся вклад в “неподдельную интеллигентность”. Теперь Д.Гранин выступает с идеей установить в г. Санкт-Петербурге монументальный памятник Лихачеву.

[вернуться в текст]

[4]     Типичные мысли благородного Руматы при взгляде на Арканарскую столицу:

Двести тысяч мужчин и женщин. Двести тысяч кузнецов, оружейников, мясников, галантерейщиков, ювелиров, домашних хозяек, проституток, монахов, менял, солдат, бродяг, уцелевших книгочеев ворочались сейчас в душных, провонявших клопами постелях: спали, любились, пересчитывали в уме барыши, плакали, скрипели зубами от злости или от обиды... Двести тысяч человек! Было в них что-то общее для пришельца с Земли. Наверное, то, что все они почти без исключений были еще не людьми в современном смысле слова, а заготовками, болванками, из которых только кровавые века истории выточат когда-нибудь настоящего гордого и свободного человека. Они были пассивны, жадны и невероятно, фантастически эгоистичны. Психологически почти все они были рабами - рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом - рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов. Огромное большинство из них ни в чем не было виновато. Они были слишком пассивны и слишком невежественны. Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство. Если бы они все были одинаковы, руки опустились бы и не на что было бы надеяться. Но все-таки они были людьми, носителями искры разума. И постоянно, то тут, то там вспыхивали и разгорались в их толще огоньки неимоверно далекого и неизбежного будущего. Вспыхивали, несмотря ни на что. Несмотря на всю их кажущуюся никчемность. Несмотря на гнет. Несмотря на то, что их затаптывали сапогами. Несмотря на то, что они были не нужны никому на свете и все на свете были против них. Несмотря на то, что в самом лучшем случае они могли рассчитывать на презрительную недоуменную жалость...”

[вернуться в текст]

[5]     Характерно, что у Стругацких примеры успешного прогрессорства – что б в результате туземцы встали на правильный путь и, наконец, зажили счастливо - не только не описаны (что еще можно понять – скучно), но даже и не упоминаются вовсе. Цель – ничто, цель прогрессоров – Прогрессорство.

[вернуться в текст]

[6]    Например, в “Понедельник начинается в субботу” встречается такая очаровательная деталь интерьера: “… в углу кабинета стоит великолепно выполненное чучело одного знакомого Кристобаля Хозевича, штандартенфюрера СС в полной парадной форме… Хунта был великолепным таксидермистом”. Такие вот гуманистические экзерсисы. Нет, нельзя утверждать, что в творчестве Стругацких совсем нет ничего сугубо еврейского. Но все-таки не это главное.

[вернуться текст]

[7]   Будах тихо проговорил:

- Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными... или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.

- Сердце мое полно жалости, - медленно сказал Румата. - Я не могу этого сделать.

/А. и Б. Стругацкие “Трудно быть богом”/

Как в подобном случае говорил тов. Сухов: Лучше помучиться.

[вернуться текст]

Tags: pioneer, Пионер, Стругацкие, Шико
Subscribe

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments