solj

Игорь Лебедев, Метафизика правильного реформирования

Развитие часто связывают с либерализмом. Мол, нужно всё освободить - и всё пойдёт. Это неверно.

В России нет основы для либерализма. Нет производства, торговли, науки, культуры - которые в свободе заинтересованы. Как в основе для дальнейшего развития.
Нет сословия, которому экономически выгоден либерализм.

Более того: нет сословия, заинтересованного в развитии.
Есть отдельные люди, но они не считаются. Это исключение.

Раньше была интеллигенция, однако она не могла самостоятельно обеспечивать развитие, но только участвовать в нём - совместно с властью.
Интеллигенция даёт идеи, а власть - деньги и "волшебный пендель". Вот такой симбиоз. А плодами его пользовалось всё общество.
Худо-бедно оно работало.
Надо было сохранить эту схему, улучшить, и постепенно встроить в неё институт частного инвестора. И частного предпринимателя. Эта схема была основой нашего развития. И во времена Российской Империи, и в СССР.

Теперь интеллигенции как сословия - отдельного от общества, осознающего себя как единое целое, со своими особыми интересами - уже нет.

Collapse )


promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
solj

Борис Межуев, «Идиотизация» мировой политики разбудит звериную ненависть интеллектуалов

Борис Межуев
31 мая 2018

/.../

Основным фундаментальным противоречием нашей эпохи является противоречие между интеллектуализацией экономики и тотальной де-интеллектуализацией политики.

Проще говоря, интеллектуальный класс – класс людей, кто производит, усваивает и распространяет новые открытия – превращается во все более и более значимый фактор экономики любой развитой страны (отсюда все эти разговоры про «цифровую экономику», «искусственный интеллект» и прочие изыски).

Но при этом по мере усиления народно-хозяйственной значимости этого класса он теряет не только позиции в сфере властных отношений, но даже лидерство в области общественного мнения.

Collapse )
solj

Интеллигенция как могильщик Русской Цивилизации

Из статьи Юрия Милославского "Паралитература и русский читатель":

Collapse )

Для России эпоха «шестидесятых» (ХХ века) стала окончательным торжеством совокупных умонастроений, вообще свойственных российскому нижнему господскому слою, обыкновенно именуемому «интеллигенцией». Честь создания этой историко-культурной формулы принадлежит великому русскому педагогу С.А. Рачинскому; и в наших заметках мы пользуемся исключительно ею, позволив, ради экономии времени и места, применять сокращение: н.г.с. Именно н.г.с. по стечению исторических обстоятельств была вручена роль могильщика Русской Цивилизации.

Как обычно происходит при сходных обстоятельствах в истории культуры, российский нижний господский слой сам сформировал и миф о своем происхождении. В частности, в последние десятилетия в обиход было введено понятие т. н. «образованщины», или «советской интеллигенции», которая, будто бы, разительно отличается в своих культурно-поведенческих стандартах от «настоящей», истинной русской интеллигенции, в ее «веховской» модификации. Но при ближайшем рассмотрении этого допущения можно заметить, что речь идет о подмене понятий: действительно, в различные исторические моменты в различных группах в пределах н. г. с. доминировали различные «системы взглядов», «убеждения», различные сознательные и безсознательные, «роевые» тактики во взаимодействиях с высшими господскими слоями как в самой России-СССР, так и за ее пределами, — слоями, всегда являющимися для н.г.с. работодателями/спонсорами.

Между коллективными носителями этих противоположных «убеждений и взглядов» велась и ведется дискуссия, конкурентная борьба за внимание работодателей, иногда доходящая, как известно, до взаимоистребления. Но все эти различия, даже относясь к явлениям и предметам действительно важным, всегда были, по сути, второстепенными, ибо не касались главной характеристики (основного свойства) н. г. с.:  в своей целокупности н.г.с. осознавал и осознает себя сословием глобальных экспертов-контролеров по всем вопросам мiроздания. Чаяния сословия экспертов-контролеров состоят не только в одном признании за ним одним безусловного права на таковую экспертизу. Проведение ими экспертизы должно быть непременным условием всякого и всяческого начинания, предпринимаемого на любом уровне человеческой деятельности; при этом мнение экспертов является решающим.

Как видим, «сословие экспертов», н.г.с. — претендует, таким образом, на власть (прежде всего, государственную и идейную), но с одним существенным изъятием: хотя она настаивает на том, чтобы ее экспертные рекомендации принимались безоговорочно и выполнение рекомендаций проводилось под полным контролем указанного сословия, при этом, однако, ответственность за результаты претворения этих рекомендаций на практике, н.г.с. возлагает на «не-экспертные» группы, чаще всего, на государственную систему, которая будто бы не смогла или не захотела этими рекомендациями разумно воспользоваться. Таким образом, становится понятным, почему политические, условно говоря, симпатии н.г.с. всегда и во всех случаях на стороне представительного правления, т.е. того, что сегодня принято называть демократией. Н.г.с. полагает себя властью верховно-законодательной, властью, наделенной неотъемлемым правом на обладание контрольно-ревизионными функциями по отношению к власти второстепенной, подчиненной — исполнительной, то бишь, собственно государственной власти. А как говаривал отец одного из любимейших писателей н.г.с., Владимир Дмитриевич Набоков: «Исполнительная власть да покорится власти законодательной!» Чтобы добиться от государственной власти – искомой покорности, н.г.с. настойчиво делегирует в среду исполнительскую своих представителей, можно сказать – «агентов н.г.с.». Именно такое положение сложилось в Императорской России к марту 1917 г. Дальнейшее всем достаточно хорошо известно.

Collapse )

solj

Ирина Антонова: русский интеллигент слаб духом

Из интервью Ирины Антоновой:

Андре Мальро, знаменитый министр культуры Франции, как-то сказал, что только две страны создали идеал личности: Англия — джентльмена, Испания — кабальеро. А есть русский идеал?

Мальро? Кстати, я была с ним знакома, у меня даже есть его книжка «Воображаемый музей», подписанная мне. Он посещал нас и потом прислал книгу. Мы дружили с его женой. Я недавно наткнулась на ее прекрасное письмо. Даже хотели делать выставку его личной коллекции. Ну ладно. Понимаете, в чем дело, он все-таки говорит о героях литературных. Ну, русский офицер, дворянин-интеллигент типа Болконского. Но где это? Ушедшая натура, да. С русским интеллигентом очень трудно дело обстоит. Это могут быть очень обаятельные образы, но на острых поворотах истории они показывали себя не всегда хорошо, не всегда достойно. Они не служили примером для подражания. И русский литератор то же самое. Кабальеро и джентльмен — это образы поведенческие. Персонажи, на которые может опереться страна. А на русского интеллигента — нет, не может. Он слаб для этого. Духом. Хотя он обаятельный, в нем масса привлекательных черт.

06.03.2014
https://expert.ru/russian_reporter/2014/09/zhdu-zelenyih-listochkov/


solj

Юлиан Семенов о русской интеллигенции

Русская интеллигенция похожа на существо с огромной головой, но без рук. И с великолепным языком: болтать можем прелестно, писать – в год по чайной ложке, надиктовывая, а делать – нет, это мы не можем, пусть мужик делает, мы будем скорбно комментировать и намечать перспективы.

Пароль не нужен
Юлиан Семенов




solj

Симон Кордонский — «О биологических основах любви интеллигентов к Родине» (1995)



Нет в России памятника интеллигенции. А надо бы поставить.
Я полагаю — место ему в Москве, на Пушке. В подземном переходе через Тверскую, напротив выхода из метро, в левом углу, рядом с киосками.
На низком постаменте нечто амбисексуальное, упитанное. Внешность слегка восточная, полумосковская-полуеврейская. В очках, без головного убора, волосы слегка взъерошены. Лица нет. Мощный торс в заношенном свитере. Запечатлен вроде бы в бронзе — в позе орла, с приспущенными штанами, обнюхивает указательный палец правой руки, на котором нанизан обрывок то ли то «Завтра», то ли «Века ХХ и мира». Левой рукой мертвой хваткой сжимает бумажник (из него торчит пачка «зеленых»), ею же придерживает штаны. Под необъятным задом — полупереваренные останки Российской империи, СССР, демократии, либерализма, консерватизма, патриотизма, а также других уже плохо различимых ценностей. Обуви не видно, погребена в куче.
Надпись на постаменте — стилизация под сортирное граффити — гласит «Последнему интеллигенту от благодарных потомков».
Collapse )

solj

Татьяна Черниговская Льву Лурье: «В мире творится полное безумие — ему требуется психиатр»

Знакомые друг с другом еще со времен учебы в университете психолингвист Татьяна Черниговская и историк Лев Лурье обсудили футуристические сценарии для России и мира.

«Ворох нерешенных вопросов лишь нарастает»

Татьяна: Говоря о нашем ближайшем будущем, я должна в очередной раз впрыснуть немного апокалиптического яда. Как ни крути, но все трюки с созданием искусственного интеллекта или клонированием — не страшилки. Это на самом деле реальная опасность, к которой человечество совершенно не готово. Оно не готово этически — просто не понимает, что можно, а чего нельзя делать. Вставить в голову человека чип, который увеличит скорость протекания нервных процессов и объем памяти, возможно уже прямо сейчас. И тогда я задаю вопрос: Петя Сидоров без чипа и с ним — это одна и та же личность или уже разные? Как будут сосуществовать в обществе обычные люди и те, над кем произведена технологическая или генетическая модификация? Совсем недавно знакомые программисты рассказывали мне о нейронной сети, которая стала самообучаться в сто раз быстрее, чем человек, и начала выходить из-под контроля — они испугались по-настоящему и просто отключили ее. Я жду огромного расслоения, в том числе даже на уровне целых стран, которые не будут допущены до развитого цифрового мира.

Collapse )


solj

Интеллигент в чистом сортире

Игорь Эйдман


В интернет-издании Собака ру (http://www.sobaka.ru/nsk/city/society/97830?fbclid=IwAR2OP3PGS5_QVSwJmquWCpdFrTmbhwCoVZt1uSDGJUqpw6pvkzn8LZMRl_U) появилась беседа двух культовых питерских интеллектуалов: историка, писателя Льва Лурье и биолога, филолога, лингвиста Татьяны Черниговской. Это настоящие "лучшие люди города". Их мнение о ситуации в стране особенно показательно и, думаю, типично для статусной интеллигенции обеих столиц.

Collapse )
solj

На самом деле Чехов с осторожностью относился к интеллигенции

МОЖЕГОВ Владимир

Русская литература в своем нравственном горении, быть может, единственная христианская литература нового времени, кончается с Чеховым и декадентами, как интеллигенция кончается с Лениным.

29 января — 160 лет со дня рождения Чехова, человека в пенсне, прямого и тонкого, как положено доктору, привыкшего орудовать скальпелем и иметь дело с историями болезней. С мыслью ясной и острой — одним словом, типичного интеллигента, своего рода иконы русской интеллигенции. Так Чехова обычно воспринимают. Что отчасти справедливо, но, конечно, далеко не так. «Вялая, апатичная, лениво философствующая, холодная интеллигенция, которая никак не может придумать для себя приличного образца для кредитных бумажек, которая не патриотична, уныла, бесцветна, которая пьянеет от одной рюмки и посещает пятидесятикопеечный бордель, которая брюзжит и охотно отрицает все, так как для ленивого мозга легче отрицать, чем утверждать; которая не женится и отказывается воспитывать детей и т. д. Вялая душа, вялые мышцы, отсутствие движений, неустойчивость в мыслях — и все это в силу того, что жизнь не имеет смысла, что у женщин бели и что деньги — зло…».

Collapse )

solj

Интеллигенция и Воронья слободка. Кто же прообраз Васисуалия?

Беседа любителей русского слова с Борисом Парамоновым

Борис Парамонов: Несколько лет назад появилась интересная книга – комментарий к романам Ильфа и Петрова, написанная известным литературоведом и историком литературы Юрием Константиновичем Щегловым. Я в свое время как-то прошел мимо нее, не прочитал вовремя, но недавно обнаружил ее электронный вариант в сети – и зачитался. Книга изумительная, от нее не оторваться. Вы погружаетесь в атмосферу любимых романов, как бы заново их перечитываете, но при этом как бы с увеличительным стеклом. Впечатление, что вы с известными издавна героями в жизни встретились и всю их подноготную теперь узнали – настолько богат реальный комментарий, сделанный исследователем. Книги опрокинуты ко времени, в котором происходит их действие, реальный жизненный фон усматривается, и от этого возникает какая-то сверхплановая глубина.

Collapse )