Tags: религия

solj

Н. МИТРОХИН. Советская интеллигенция в поисках чуда: религиозность и паранаука в СССР - 4

(окончание)

[Aitamurto 2016] — Aitamurto K. Paganism, Traditionalism, Nationalism: Narratives of Russian Rodnoverie. N.Y.; L.: Routledge, 2016.

[Bodewig 1988] — Bodewig H. Die russische Patriarchatskirche: Beitrage zur außeren Bedruckung und inneren Lage 1958—1979. München: Wewel, 1988.

[Burmistrov 2012] — Burmistrov K. The History of Esotericism in Soviet Russia in the 1920s— 1930s // The New Age of Russia: Occult and esoteric dimensions / Ed. by B. Menzel, M. Hagemeister, B. Rosenthal. Munich: Sagner, 2012. P. 52—80.

Collapse )

promo intelligentsia1 july 14, 2018 15:25 4
Buy for 10 tokens
Нам - 10 лет! Я создал это сообщество 15 июля 2008 года. Поздравляю с юбилеем 536 Сообщниц и Сообщников, 488 Читательниц и Читателей, ну и себя, любимого, конечно! За последние 5 месяцев нас стало на 7 Сообщников и на 8 Читателей меньше... То есть число наше стабилизировалось, и мы с Вами,…
solj

Н. МИТРОХИН. Советская интеллигенция в поисках чуда: религиозность и паранаука в СССР - 3

(продолжение)

Незадолго до смерти генеральный секретарь ЦК КПСС Л. Брежнев обратился за помощью к «народной целительнице», известной под псевдонимом Джуна (Евгения Давиташвили, 1949—2015), которая занималась «бесконтактным лечением» своих пациентов, управляя руками на расстоянии их «энергетическим полем».

Слух об этом довольно быстро распространился в политической и культурной элите страны, тем самым легализовав практику немедицинского лечения, непосредственно апеллировавшую к бытовой магии.

Один из активных пропагандистов йоги и эзотерики, Владимир Видеманн (Джа Гузман), на примере гидрологической станции в горном Таджикистане так зафиксировал развитую субкультуру интеллигентских верований:

Collapse )

solj

Н. МИТРОХИН. Советская интеллигенция в поисках чуда: религиозность и паранаука в СССР - 2

(продолжение)

1970-е: институциализация и распространение верований

Перечисленные выше верования далеко не исчерпывают списка всех религиозных доктрин, существовавших в интеллектуальной среде СССР. На провинциальном уровне возникало достаточно много своих самостоятельных концепций, однако лишь малая часть из них получала распространение за пределами региона.

Конечно, имелись и такие — например, упоминавшиеся учения П. Иванова, Р. Тамма и соционика (см. ниже). Однако все же основная часть концепций изобреталась и адаптировалась (из довоенного и зарубежного опыта) в Москве и Ленинграде, а затем получала распространение в провинции.

Естественно, большей популярностью пользовалась та вера, что усваивалась без напряжения и могла быть использована в повседневной жизни. Гадания и астрология имели не в пример более широкий ареал распространения, чем та же «методология», требующая не только интенсивного общения с учителями, но и затраты нескольких лет жизни на изучение специфического языка, методов и способа мышления.

Collapse )

solj

Н. МИТРОХИН. Советская интеллигенция в поисках чуда: религиозность и паранаука в СССР в 1953—1985 гг

Советская интеллигенция воспринималась властью и внешними наблюдателями как безрелигиозная и даже атеистическая социальная общность, поскольку высшее образование якобы эффективно искореняло религиозное мировоззрение. В реальности ситуация была значительно более сложной. В 1950—1980-е годы для широких слоев советского общества интеллигенция стала аккумулятором, преобразователем и ретранслятором различных религиозных концепций.

Это были не только модернизированные варианты традиционных для CCCP религий и конфессий (православия, иудаизма, ислама, католичества, буддизма), но и обширный спектр новых религий (неоиндуизма, йоги, неоязычества, астрологии). К религиозным концептам, распространенным в среде советской интеллигенции, автор также относит паранаучные верования (например, в «снежного человека» или НЛО) и так называемые «гражданские религии» («ноосферология» и другие варианты «учения Вернадского», «методология», «морозовщина» (известная позднее как учение Фоменко)).

После семи десятилетий официально декларируемой войны с Богом от населения Советского Союза, и в частности самой образованной его части — интеллигенции, трудно было ожидать большого интереса к религии. Так что роль интеллигенции в стремительном религиозном возрождении в СССР, начавшемся сразу после ослабления диктата КПСС во второй половине 1980-х годов, оказалась неожиданной для большей части наблюдателей как внутри страны, так и за ее пределами.

В меньшей степени это стало сенсацией для зарубежных специалистов, занимавшихся изучением советского общества. С 1970-х годов они отмечали усиливающийся интерес к религии у городского образованного класса, приходящий на Запад по нелегальным каналам самиздат был в значительной мере наполнен текстами религиозного содержания [2], однако, насколько мне известно, комплексной оценки проявлений религиозности в среде советской интеллигенции не проводилось [3].

В рамках этой статьи будет предпринята попытка анализа основных причин изменения религиозных концепций в среде интеллигенции в советский период. Я также считаю необходимым провести первичную систематизацию религиозных концепций, бытовавших в советском обществе в 1953—1987 годы — период между тотальным подавлением самостоятельной (в том числе религиозной) гражданской активности во время правления И. Сталина и возможностью открыто исповедовать свои религиозные убеждения, наступившей на третий год правления М. Горбачева.

Collapse )

мистик

Интеллигент и интеллектуал - какая меж ними разница?

стробизм фаершоу - фотограф Челябинск
Наш скорбный труд не пропадет:
Из искры возгорится пламя,
И просвещенный наш народ
Сберется под святое знамя!

            Интеллигент и интеллектуал - какая меж ними разница?  Холивар этот давно едко высмеял ПВО в произведении "Священная книга оборотня", и совсем недавно поднял на повестку дня камрад banguerski_alex, для которого эта тема, видимо, чрезвычайно близкая. Но, для начала стоит привести цитату от Пелевина, нашего, общеизвестного:Collapse )
solj

Л.Гозман, Наш ответ антисемитам. Кто и зачем должен составлять списки «евреев в ЧК»

Леонид Гозман
Наш ответ антисемитам.
Кто и зачем должен составлять списки «евреев в ЧК»
"Новая Газета" № 8 от 27 января 2017





Храмы разрушили, воду из крана выпили, далее по списку. Давно этого не было. Т.е. было, конечно, никуда не девалось, но где-то в подворотнях, на страницах соответствующих газет или в эфире маргинальных каналов. А вот так, сверху, от, формально, одного из высших сановников страны — вот этого давно не было. Реакция на это приличных людей четкая, солидарная и этим оптимистичная. Все хорошо?

Нет, плохо. И не только потому, что федеральные каналы молчат по этому поводу, как рыба об лед, а РПЦ от такой поддержки не открестилась. Проблема в содержании нашего ответа.

Мы говорим об аморальности заявления господина Толстого. Мы говорим о его опасности для страны, о недопустимости привязывания общественно-политической позиции (в данном случае, по передаче Исаакия Церкви) с национальной принадлежностью части разделяющих эту позицию граждан, о том, что оскорбление нанесено не только евреям, но и всем участникам протестного движения.

Это правильно, но этого недостаточно. Мы — в данном случае, прежде всего, евреи — должны сделать еще один шаг. Тяжелый, неприятный, но необходимый.

Подсчеты, сколько именно евреев было среди тех, кто громил, убивал, расстреливал после 1917 — очевидный антисемитизм. Но то, что евреев среди палачей ЧК-НКВД было непропорционально много — это факт.

Collapse )